?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
К 99 годовщине. Гражданская война.
tareeva
Дорогие френды! Я прекрасно понимаю, что сейчас новогодние праздники, ёлки, Деды Сорозы и Снегурочки, всякая новогодня мишура, бенгальские огни, хлапушки и петарды, а тут я с моим тупым занудством и надоевшей тематикой... Но я рассчитала так: 31-го вы выпили, 1-го опохмелились, 2-го отдохнули от новогодних излишеств, и сегодня, может быть, захотите устроить перерыв в празднике и мой пост окажется кстати. А если не окажется, значит, так тому и быть, не читайте.
Но если вдруг когда-нибудь
мне уберечься не удастся,
какое новое сраженье
ни покачнуло б шар земной,
я все равно паду на той,
на той далекой, на гражданской,
и комиссары в пыльных шлемах
склонятся молча надо мной.
Б. Окуджава

Я собиралась сегодня сразу начать про гражданскую войну, но прочла комментарии и поняла, что нужно еще о первых двух этапах русской революции написать какие-то выводы, что-то вроде резюме. Мы говорили, что каждый следующий этап революции был продолжением предыдущего этапа, без него был бы невозможен, был как бы его развитием и в то же время отрицанием. И каждый этап был развилкой. Февральская революция могла стать буржуазно-демократической, но так не случилось по многим причинам.

Одна из них — негативное отношение русского общества к капитализму, который стал бурно развиваться в России в последней трети 19 века. Вообще капитализму в России не повезло в том смысле, что во всех слоях общества его плохо принимали. Дворяне с некотым презрением относились к предпринимателям, купцам (купчишкам), которые слишком интересовались деньгами. Действовать ради наживы это было какое-то неприличное занятие. Купцу, чтобы быть принятым в приличном обществе нужно было совершить какие-то незаурядные поступки: собрать картинную галерею и подарить ее городу, как Третьяков, или финансировать и чуть не своими руками построить художественный театр как Савва Морозов, или как Мамонтов собрать кружок художников в Абрамцеве, или собрать коллекцию импрессионистов и т. п. В дворянстве были очень сильны антимодернизаторские, антииндустриализаторские и вообще антикапиталистические настроения. Казалось, что капитализм разрушает какие-то важные основы коренной русской жизни. Социализм воспринимался как что-то более русское, чем капитализм. И столыпинские реформы не встретили поддержки в обществе, в этом была главная трагедия Столыпина. Народ тоже относился к фабрикантам не лучше, чем к помещикам. В петиции, которую рабочие несли к батюшке царю 9 января в Кровавое воскресенье, где перечислялись все супостаты, от которых народ у царя просил защиты, купцы и кулаки-мироеды занимали почетное место.

Мы знаем из книги Пыжикова, на которую мы ссылались, что московские купцы финансировали и готовили революцию, рассчитывая, что это будет буржуазно-демократическая революция, наподобие Великой французской, но их расчет не оправдался. Недовольство слишком долго копилось в народе, не находя выхода, и когда рвануло, то взрыв получился неуправляемый. Свержением самодержавия дело не обошлось. Взрыв грозил разрушить все, действительно до основания. Страна погрузилась в хаос и этот хаос невозможно было победить с помощью демократических процедур. А между тем шла война и немцы наступали. Навести порядок было необходимо. Керенский пытался установить диктатуру личной власти, из этого ничего не вышло, генерал Корнилов хотел установить военную диктатуру, Корниловский мятеж был подавлен и власть взяли большевики. К октябрьскому перевороту все слои общества, включая церковь, отнеслись скорее положительно. Говорили, что Ленин не будет хуже Керенского и керенщины, потому что хуже быть ничего не может.

Сейчас считается хорошим тоном говорить, что в октябре 1917 года власть в стране захватили бандиты. Этой модной точки зрения придерживаются и некоторые наши читатели, и некоторые известные политики. Но дальнейшее развитие событий правильности этой точки зрения не подтверждает. За революцией последовала гражданская война. Большая война, которая шла на всей территории нашей огромной страны и продолжалась 4 года. В ней участвовал весь народ, все политические партии, в том числе те, которые были представлены в учредительном собрании. В ходе гражданской войны у противников большивиков были все возможности победить эту шайку бандитов и даже уничтожить ее, но произошло обратное. А это может значить только одно: в октябре 1917 года власть взяли не бандиты, а те, кто разработал и предложил народу социальный проект, воплощавший все требования народа. Народ этот проект принял, сражался за него, проливал за него кровь и победил. А вот то, что было потом и почему этот прекрасный социальный проект не был реализован — это уже другой вопрос. Он не был реализован по причинам, о которых Маркс писал Чернышевскому, а Энгельс Ткачеву. Основоположники предупреждали и предостерегали русских революционеров от преждевременной социальной революции. В преждевременных родах может родиться недоразвитое нежизнеспособное дитя, уродец. О том, что собой представляло это дитя, как оно росло, развивалось и умерло, мы поговорим в конце цикла, посвященного 99-ой годовщине. Во всем разберемся, костьми ляжем, но разберемся.

После октябрьского переворота 50 тысяч офицеров царской армии, среди них 700 генералов, встали на сторону большевиков и впоследствии воевали в Красной армии. Они надеялись, что большевики смогут навести порядок и хотели им в этом помочь. В дальнейшем, 25 тысяч офицеров в гражданской войне воевали на стороне белых, а 75 тысяч - половина офицерского корпуса вообще в гражданской войне не участвовали. Почему? И тут мы подходим непосредственно к теме гражданской войны. Я далека от мысли, что 75 тысяч офицеров не воевали, потому что были трусами и предпочли отсиживаться. Они были не трусы и они были люди чести, что же тогда помешало им участвовать в войне? Им не совсем понятно было, за что именно воевать, под какими лозунгами. Восстанавливать самодержавие? Но царя вроде свергали все вместе и они в этом принимали участие. Бороться за восстановление монархии в 20-м веке как-то несовременно. И потом, восстановить трон и кого на него посадить? Был еще лозунг: «Загоним народ обратно в его норы». У этого лозунга было много сторонников, но как его загонишь? Здесь эффект тюбика: выдавить содержимое из тюбика очень легко, это можно сделать одним нажатием, а вот обратно в тюбик не запихнешь. К тому же в войне нужны рядовые солдаты, а это тот же народ, за таким лозунгом они не пойдут. Воевать за единую неделимую Россию, так и красные за нее воюют. Красные предлагали всем понятный, четкий и ясный социальный проект, у белых этого не было. Что они могли предложить? Восстановить прежний порядок? Но этот порядок никому не нравился, именно он и вызвал всеобщий протест. К тому же, офицерам, только что вернувшимся с германского фронта, не просто было стрелять в своих же солдат. Неучастие большей части русских офицеров в Гражданской войне было принципиальным, и мы в этом убедимся, когда будем говорить о конкретных событиях, конкретных эпизодах этой войны.

Я конечно же не собираюсь писать историю Гражданской войны. Эта история уже написана множеством авторов. Людьми, разных убеждений, разных национальностей, русскими и иностранцами. Она изучена и переизучена, исследована и переисследована. Есть такие специалисты, я с ними встречалась, которые знают, что происходило на каждом метре территории нашей огромной страны в каждую минуту Гражданской войны. Я их слушала и изумлялась их эрудиции. И вы, если интересуетесь ходом Гражданской войны, можете всю информацию, достаточно подробную, найти в интернете.

А я про другое. Я хочу как бы увидеть живую картину войны, людей, их состояние, чувства, мысли, конкретные обстоятельства, конкретные поступки. Я буду опираться на рассказы очевидцев, опубликованные воспоминания участников и подобные документы. Все воспоминания субъективные, но если прочесть и сопоставить большое количество воспоминаний, то можно представить себе объективную картину. Я буду писать отдельно про белых и отдельно про красных, потому что так удобнее, проще. Сергей Петрович Мельгунов в свое время написал книгу «Красный террор». В предисловии к этой книге он написал: что для создания полной картины происходящего следовало бы написать еще книгу «Белый террор». Он и задумал эти две книги, но начал он с описания «Красного террора» и это отняло у него столько времени и сил, что написать о белом терроре он уже не в состоянии. Я начну с белых, хотя пишу вовсе не о терроре.

Не знаю даже с чего начать, начну пожалуй с воспоминаний поручика Мамонтова, с его книги «Походы и кони», на которую я уже ссылалась. Сергей Мамонтов с ранних лет вел дневники, и эта книга написана на основе дневников. Поручик воевал с немцами, ему пришлось бежать с фронта, когда Солдатские комитеты начали расправляться с офицерами, я об этих его приключениях рассказывала. Когда началась гражданская война, Сергей и его брат через Украину пробрались на Дон и вступили в Добровольческую армию. Поручик не сразу решился вступить в армию, ему не хотелось участвовать в братоубийственной войне, но он все же решился. Он помолился богу и пообещал ему, что будет стрелять только в того, кто в него целится. Не будет стрелять в безоружных, не будет обижать мирное население, не будет грабить, захватывать добычу. В первом же бою он проявил храбрость, не кланялся пулям, вокруг падали его товарищи, а он даже не был ранен. Он понял, что бог его услышал, и как бы заключил с ним договор. В следующих боях он старался держаться поближе к брату, чтобы пули, от которых его бог заслонял, и брата не задели. Поручик был артиллерист, и вскоре стал командовать батареей. Однажды на батарею пришел офицер пехотинец и позвал поручика участвовать в расстреле пленных. Поручик сказал: «Я безоружных пленных расстрелдивать не пойду и батарейцев моих не троньте». А пришедший сказал, что поручик может отказваться за себя, а другие батарейцы, возможно, хотят участвовать в расстреле, хотят отомстить за своих павших товарищей. И желающие расстреливать в батарее нашлись. Поручик свое обещание богу выполнял - не стралял в безоружных и не грабил, а другие грабили. Признаюсь, я читала об этом с большим удивлением. Офицеры грабили в рабочих кварталах, где и взять-то было нечего. И обнажды поручик Мамонтов, которого одолели насмешки товарищей и как-то не хотелось выглядеть белой вороной, пошел на грабеж. В каком-то доме он взял из сундука новый полушалок. Вещь эта ему была совершенно не нужна, барышни, за которыми он ухаживал, полушалков не носили, от кражи осталось чувство тоскливого стыда, и больше он в грабежах не участвовал. Кстати, об этих грабежах и мародерстве. Грабили и белые и красные. Мы помним : «Белые пришли - грабють, красные пришли - грабють, куды бедному крестьянину податься?». Но я знаю, что у красных за мародерство наказывали, случалось и расстреливали, а как с этим обстояло у белых, были ли на этот счет какие-то правила и законы я не знаю.

Простая, безыскусная, очень искренняя книга «Походы и кони» дала мне для пониимания гражданской войны больше, чем труды военных историков. Из этой книги я поняла, что белые и не могли победить, у них просто не было никаких шансов. Вот хотя бы такое наблюдение … Офицеры были прекрасные наездники, они говорили о себе, что они кентавры. Но эти кентавры привыкли. что денщик подводит оседланного коня, а офицер птицей взлетает в седло и скачет. А верпнувшись, также птицей слетает с седла, бросает поводья денщику. Денщик лошать вываживает, кормит, поит, чистит, ставит в вычищенное стойло, и на завтра оседланную лошадь подводит офицеру. И вот представьте, что денщиков не стало … Страшно подумать о положении несчастных лошадей. Ухаживать за лошадьми офицеры не умели. А без здоровых ухоженных лошадей в той войне победить было невозможно.

Поручик Мамонтов со своей батареей прошел всю войную до Крыма, эмигрировал, и в эмиграции написал эту книгу «Походы и кони», которую я люблю.

Продолжение следует.

  • 1
Задам риторический, и, может быть, глупый вопрос. Не видится ли вам противоречия в том, что обещал Мамонтов богу стрелять только в того, кто в него целится, а сам был артиллеристом? Как это он так умудрялся из артиллерийского орудия прицелиться в ответ на вскинутую именно против него винтовку? Не успокаивал ли господин Мамонтов сам себя таким образом?
С нетерпением жду продолжения.

Edited at 2017-01-03 18:30 (UTC)

Спасибо за интересный, как и всегда, рассказ Энгелина Борисовна! Вот вы сказали: белые победить не могли, у них просто не было шансов. Эта тема меня всегда интересовала. Что, кроме умения ухаживать за лошадью, вы можете сказать по этому поводу? Почему у них не было шансов?

Энгелина Борисовна! Спасибо вам, за то, что находите время вчитываться в послания ушедшей эпохи и пересказывать их. Как жаль, что сколь-нибудь ясное понимание исторического процесса может существовать на уровне литературном и, может быть, высоконаучном, но не учебниковом. Интересно,есть ли возможность убрать оценочную составляющую из истории, как учебной дисциплины? Дети-то наши и Мамонтова не прочитают, и Пыжикова... и Пастернака не поймут. Как вы думаете, есть ли возможность упростить историю так, чтобы оставить возможность для дальнейшего наполнения схемы смыслом?

Ничего не читала про гражданскую войну со школьных времён, а в школьные времена кроме учебника тоже ничего не читала, вот разве что "Донские рассказы" Шолохова и ещё какие-то рассказы, которые уже не помню. Читаю ваш текст с большим интересом. Ваш собственный взгляд, как всегда, открывает новые стороны того, что вроде бы знакомо. Жду продолжения.

Энгелина Борисовна, вот вы пишите:
"И тут мы подходим непосредственно к теме гражданской войны. Я далека от мысли, что 75 тысяч офицеров не воевали, потому что были трусами и предпочли отсиживаться. Они были не трусы и они были люди чести, что же тогда помешало им участвовать в войне?"
А Сергей Мамонтов в Походах и Конях:
1. "Говорили, что здесь 56 000 офицеров, и, судя по тому, что я видел, это возможно. И надо сказать, что из этой громадной армии только 700 человек приняли участие в боях в октябре 1917 года. Если бы все явились, то все бы разнесли и никакой революции не было. Досадно было смотреть на сборище этих трусов." 1 часть, глава регистрация
2. "Потери в пехоте были большие. В батальоне было всего два офицера: командир батальона и брат. Это вместо двадцати двух офицеров по уставу. А в это время в Москве сидело пятьдесят шесть бездельников в одной батарее." 1 часть, глава окопы

Это протеворечит вашему мнению. Думаю, вы тут не правы

  • 1