Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ответы на комментарии


Уважаемый semenspokojynyj! Большое спасибо, что не поленились написать такую подробную справку об американской медицине. Не могу сказать, что во всем разобралась, уж больно сложно. Возможно, в этой системе и есть достоинства, но мне больше нравится, когда медицина на всех уровнях бесплатная для всех. Я знаю, что так бывает. В 1970 годы я была знакома и часто общалась с молодой англичанкой, она приехала в нашу страну в качестве гувернантки детей английского посла, а здесь влюбилась в студента, нашего соседа, вышла за него замуж и осталась в СССР. Тогда возможность общаться с иностранцем была редкой удачей, и мы этой удачей широко пользовались. Так вот, Глэдис говорила, что в Великобритании медицинское обслуживание бесплатное для всех и лекарства в аптеках по рецептам выдаются бесплатно. Она считала, что в СССР нет бесплатной медицины, потому что мы платим за лекарства. Не знаю, как в Великобритании обстоит дело сейчас, но тогда там было бесплатное здравоохранение. Что касается остального содержания вашего комментария, то здесь мы с вами, увы, не единомышленники, не стану уточнять, в чем, вы это сами сможете понять по моим постам об этапах русской революции и о Гражданской войне. Если aerys для меня слишком левая, то ваша позиция уж очень мещанская. Не все то, чему вас учили, и в чем вы были «первым учеником» - не верно. И насчет Маяковского я с вами ни в чем не согласна, тоже очень обывательский подход. Маяковский не трус и не продажный, и уж точно в вашем прощении он не нуждается. В «Стихах о советском паспорте» он не солгал ни слова, он просто так видел своим классовым зрением. Полицейские чиновники ему представлялись врагами, а носильщик — классовым другом. И может быть действительно эти полицейские, проверявщие паспорта на границе, к гражданам разных стран осносились по разному: американцев и англичан особо уважали, а Польша, как независимое государство, появилось на карте только после Первой мировой войны и к ней не привыкли. В год революции и Гражданской войны, вплоть до НЭПа, Маяковский и его близкие голодали так же как все. Об этом есть в воспоминаниях его друзей и в стихах. Одно я процитирую, извиняюсь за длинную цитату.


Если
я
чего написал,
если
чего
сказал-
тому виной
глаза-небеса,
любимой
моей
глаза.
Круглые
да карие,
горячие
до гари.
Телефон
взбесился шалый,
в ухо
грохнул обухом:
карие
глазища
сжала
голода
опухоль.
Врач наболтал-
чтоб глаза
глазели,
нужна
теплота,
нужна
зелень.
Не домой,
не на суп,
а к любимой
в гости
две
морковинки
несу
за зеленый хвостик.
Я
много дарил
конфект да букетов,
но больше
всех
дорогих даров
я помню
морковь драгоценную эту
и пол-
полена
березовых дров.
Мокрые,
тощие
под мышкой
дровинки,
чуть
потолще
средней бровинки.
Вспухли щеки.
Глазки-
щелки.
Зелень
и ласки
выходили глазки.
Больше
блюдца,
смотрят
революцию.

И почему Маяковский не имел права написать «сливеют губы с холоду»? Он не себя, он народ воспевал, поэты не только о себе пишут. И сам Маяковский достаточно сделал для революции, чтобы иметь право сказать: «...где каплей льешься с массами». Он и погиб, потому что революция ему изменила, а главное, потому, что она изменила себе. Маяковский был фигурой трагической и он был гений, гений русской поэзии. А замахиваться на гениального поэта — это уже пригрешение против Святого Духа. И зачем Вам это нужно? Могли бы для упражнений в антисоветскости выбрать менее чувствительный объект.


Василий Аксенов писал, что больше всего он не любит советских патриотов, а на втором месте после них - ярые антисоветчики. Извините меня, уважаемый semenspokojnyj если что не так сказала, будьте снисходительны к возрасту, это старческая ворчливость.

Кто-то из френдов мне посоветовал сменить мое имя Энгелина на Элина. Спасибо за добрый совет, но я им не воспользуюсь. Для смены имени у меня нет никаких оснований. По звучанию мне мое имя нравится больше, чем Элина. Мое имя - вовсе не плод фантазий моих родителей, это нормальное христианское имя. По русски оно звучит, как Ангелина, а по немецки ангел - Энгель. Фамилия Энгельса в переводе на русский язык Ангелов, а есть еще немецкая фамилия Энгельхен - ангелок. У Ангелин именины 14 июля в День взятия Бастилии, легко запомнить. Тот, кому не нравится имя Энгелина, потому что напоминает проклятого и ужасного Энгельса, может называть меня Ангелина. Я на это имя откликаюсь - это мое имя. Но, если бы меня звали Энгельсина, я бы менять имя не стала. Такие имена - приметы времени. В моем поколении есть Энгельсины, Марксины, Марлены, Вилены и т. д. Я знала мальчика, которого звали Эрнстель, в честь Эрнста Тельмана. В нашем доме жил мальчик Ледат, его назвали в честь Льва Давидовича Троцкого. Но называли не только именами революционеров, в качестве имен использовали слова, которые для родителей были очень важны и имели символическое значение. Я знала балерину, которую звали Авиалина (между прочим, красивое имя, летящее). Её отец был авиаконструктор. Сослуживицу моего мужа, её отец железнодорожник назвал Рельса. Ему казалось, что это имя красиво звучит, уж не хуже, чем Эльза, и имеет символическое значение. Рельса - это самый прямой путь, как он, вероятно, считал к светлому будущему. Железнодорожника звали Павел, а его дочь сослуживцы называли Рельса Шпаловна, она не обижалась. Было достаточно распространенное имя Искра, в часть газеты «Искра». Кинорежиссера Игоря Таланкина родители назвали не Игорь, а Индустрий. Он свое имя сменил, а великий режиссер Марлен Хуциев менять не стал. Когда я лежала в реанимации, меня лечил замечательный кардиолог Борис Марленович, он тоже не сменил отчество. И как я уже говорила, эти имена - примета времени, знак истории, в них есть смысл и поэтому их не надо менять. Имена, которые нам всем привычны, это тоже слова - Дарья - значит река, Марина - морская, Софья - мудрость, Ксения - чужая, Петр - камень и т. д. В древние времена рельсов не было, были только камни, а если бы были рельсы, то, может быть, были бы и мужское и женское имя Рельс и Рельса. И я не знаю, чем имя Камень, лучше, чем имя Рельса, а имя Чужая лучше Авиалины? Мне не нравится, что почти всем московским улицам вернули их досоветские названия. Пушкинская улица опять называется Большая Дмитровская, а улица Чехова - Малая Дмитровская. Пушкин и Чехов остались без улиц, у Пушкина хоть площадь есть, а у Чехова вообще ничего. И площади Маяковского вернули прежнее название - Триумфальная. И что в этом хорошего? Названия улиц по направлениям - Дмитровская, Тверская и т.п. мне кажутся не интересными, и без них люди найдут, как проехать в Дмитров или Тверь. И название по церквям мне тоже кажутся не интересными, если к ним не добавлено что-нибудь, характеризующее место или какую-нибудь городскую особенность.

Мне не нравится название Спасский переулок, а Спасоглинищевский и Спасопесковский нравятся. Мне нравятся названия улиц, отражающие историю города, например, по профессиям людей, проживающих в этих районах: улица Кожевническая, Гончарная, Мытная и т.д.; переулки Кадашевский, Толмачевский, Оружейный, Хлебный, Скатертный и пр. Бесценные названия улиц Коровий вал и Коровий брод. Об истории города говорят названия улиц, включающие слова «застава» или «ворота»: Покровские ворота, Никитские ворота, Красные ворота и пр. Калужская застава, Рогожская застава (одно время она называлась «Застава Ильича» - еще лучше, сразу 2 приметы времени). Если каждое следующее поколение будет начисто стирать все следы прошедшего поколения, то вот тогда мы и превратимся в Иванов, не помнящих родства. Наши предки изгнали орду, но название улицы Ордынка сохранили, так же как Мытная. И я рада, что Ленинский проспект продолжает называться Ленинским. Топонимика города должна отражать все исторические слои их развития.


А что касается Энгельса и Маркса, то я к ним отношусь с глубоким уважением. «Капитал» - великая книга, и титанический труд. Для того, чтобы совершить такой труд, нужна очень серьезная мотивация, и, конечно, благородная. Работы Маркса сохранили значение до наших дней. Популярность и актуальность автора определяют, в частности, по частоте цитирования, так вот, Маркс до сих пор один из наиболее часто цитируемых экономистов. О популярности Маркса и марксизма в США рассказал Василий Аксенов в своей американской книге «В поисках грустного бейби». О его популярности в Америке говорит также и тот факт, что его имя упоминается в голливудских фильмах, рассчитанных на массового зрителя, значит, массовый зритель это имя знает. В одном из таких фильмов главной героине, её играет Пенелопа Крус, Карл Маркс является во сне вместе с Зигмундом Фрейдом.

Мне нравится Маркс как литератор, мне нравится его стиль. Я не могу его читать в оригинале, но попадаются хорошие переводы и там чувствуется стиль, блестящий, искрометный, остроумный, афористичный и в то же время легкий, стремительный. Говорят «стиль — это человек», значит он человек был такой. Мне интерсно все, что Маркс говорил о литературе, главным образом античной. О Бальзаке он сказал, что из романов этого писателя почерпнул о своей работе больше, чем из трудов ученых-экономистов. Меня обрдовало это высказывание, я всегда понимала, что ученые могут ошибаться, а гениальные художники - никогда. А Бальзак - писатель особый. Он единственный, чья муза ничему не служила, даже идеалам добра и красоты. Его целью было изображение жизни, верность натуре, и он как никто умел быть объективным. По убеждениям он был роялистом, но сколько не вчитывайся в его тексты, никогда об этом даже не догадаешься.

Некоторые высказывания Маркса для меня вообще судьбоносны. Например такое «скромность — это не боязнь ошибки, это боязнь истины». Каждый ученый, я считаю, должен эти слова Маркса написать на листе бумаги большими буквами и повесить этот листок над своим письменным столом или над лабораторным. Любовная история Маркса — это захватывающий роман. Когда ему было 12 лет, он влюбился в 16-летнюю Женни фон Вестфален, красавицу из аристократической семьи. Женни ответила ему взаимностью и вскоре дети тайно обручились. В 19 лет Карл сделал Женни официальное предложение, но ее отец, хотя Вестфалены и Марксы дружили домами, согласия на их брак не дал. Он считал, что его красавица дочь может сделать блестящую партию и ей не нужно выходить замуж за студента, да к тому же неблагонадежного. Но Женни отказывала всем женихам. Между тем время шло, молодость проходила, красота увядала. Женни стали называть старой девой. Карл и Женни смогли пожениться, когда Женни было 28 лет. И началась скитальческая жизнь, полная бедствий и лишений. Маркса то высылали, то сажали в тюрьму, постоянного заработка у него не было, но любовь все победила. Супруги были счастливы своей любовью все время, пока были вместе. У такого человека как Маркс не могло не быть врагов, и врагов у него были сотни, и я считаю, что разговоры о том, что Маркс дважды изменил своей жене — это сплетни, придуманные врагами. А может и изменил, с его-то темпераментом, его не зря друзья прозвали Мавр. С мужчинами такое бывает, но тем не менее, я считаю, что Карл и Женни Маркс — идеальная супружеская пара, образец для подражания. Отношения Маркса с Энгельсом — это образец настоящей большой мужской дружбы, совершенно безупречной. Энгельса иногда спрашивали, не обидно ли ему, что он всегда как бы на втором месте, в тени Маркса, в то время как диалектический материализм, да и исторический, изложен в основном в его работах. Энгельс отвечал, что он в своих книгах разрабатывал идеи Маркса. Маркс — генератор идей, без него Энгельс бы ничего не сделал.

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments