Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

Ответы на комментарии к посту 19 октября и не только.

Дорогая einat_ceisar, вы написали о «деле лицеистов» вероятно с какой-то целью, но я не совсем поняла - с какой. И, если вы хотели сказать, что «все течет, все меняется», то с этим нельзя не согласиться. Действительно, был царь самодержец, произошла революция, самодержавие свергли, царя и его семью казнили, а затем, в ходе гражданской войны не пощадили и защитников самодержавия. Как к этому отнесся бы сам Пушкин? Пушкину принадлежат строки:

самовластительный злодей
тебя, твой трон я ненавижу,
твою погибель, смерть детей,
с жестокой радостию вижу


Вот такое дело: «смерть детей» и с «жестокой радостию». Воспитанный на идеях великой французской революции, Пушкин понимал, что такое революция, и какова логика революции. Он понимал, что революционеры, тираноборцы не смогут ограничиться только казнью самого тирана - царя, потому что тирания может возродиться, и вынуждены будут казнить также наследников престола. Где и с кем был бы Пушкин, если бы он жил в 1917 году? Это был любимый предмет всяческих дискуссий, полемик и споров во времена моего школьного детства, а также в мои студенческие годы, и еще раньше, в студенческие годы моих родителей. Никто не сомневался, что Пушкин был бы революционером, спорили только о том, к какой именно партии он бы принадлежал. Конечно, каждый хотел бы видеть его среди своих единомышленников. Об этом, о мировозрении Пушкина много сказано и написано литературоведами, в частности, пушнинистами и историками. Правда, Пушкин написал однажды «ура наш царь, да! выпьем за царя!», но к этому высказыванию вряд ли можно относиться серьезно. Перед Пушкиным стоял выбор: либо бороться, как боролись его друзья декабристы, либо попытаться приспособиться и вписаться в систему. Чего ему стоило вписаться, мы знаем. Мы знаем, как он воспринял дарованное ему звание камерюнкера. Каково ему было участвовать в придворных балах, на которых он вынужден был присутствовать, имея жену-фрейлину. И мы знаем, чем это все для него кончилось. О его гибели и о тех, кто в ней виноват, написал Лермонтов.



Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь.. .


Лермонтов был уверен, что они веселятся, узнав о смерти поэта. Кто же эти они? Лермонтов сказал о них:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи! …


И дальше:

И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!


Лермонтов указал на тех, кто погубил Пушкина и на чьих руках его кровь. А раз Лермонтов так считал, значит так оно и было, он не мог ошибиться, потому что он был гений, а гении не ошибаются. Ученый может ошибиться, даже гениальный ученый, а гениальный художник — никогда.
Времена менялись, менялся Лицей, преподаватели и лицеисты. В Пушкинское время Лицей был рассадником свободомыслия. Один из преподавателей был братом Марата - самого радикального из участников великой французской революции. Марат был любимцем в нашей стране. Его именем называли детей. Такой чести из французских революционеров удостоился разве что только Жорес, его фамилию превратили в имя, и так назвали, например, Жореса Медведева. Лицеистам нравилось и они очень гордились, что их преподаватель - брат Марата. Во времена Пушкина лицеистов тоже репрессировали, тех, что стали декабристами, они прошли каторгу и ссылку. Что же касается тех лицеистов, что были репрессированы в 1925 году, то они учились не в Царскосельском Лицее, а в Александровском Лицее, и находился он не в Царском Селе, а в Петербурге. Но дело, конечно, не в названии, и не в географическом положении. Александровский Лицей был самым аристократическим и привилегированным, самым близким ко двору учебным заведением России. С ним мог сравниться, разве что «Пажеский корпус». Вы пишете и в этих лицеистах «был жив лицейский дух». Какой дух? Что именно вы имеете в виду?

Пушкинские времена - это был дух вольности и свободы, дух революционных идей, идей французской революции. Не думаю, что лицеистам 1917 года эти идеи были близки. Мы не знаем содержания «дела лицеистов» , и никогда не узнаем. Не узнаем, в чем именно их обвиняли, а также не узнаем, справедливы ли были эти обвинения. Если бы эти лицеисты, люди чести, не пытались бы бороться с революцией, я бы их не уважала, сочла бы их трусами. По имени вы назвали только одного из них, Голицина. Голицины близкие родственники Романовых, и я считала, что все они эмигрировали, мы хорошо знаем Голициных в эмиграции. Если какой-то Голицин остался в России, то верно потому, что не хотел отдавать свою страну большевикам, а собирался бороться. Я думаю так же, как и его друзья, подельники по «делу лицеистов». Кстати, то что в здании Лицея разместили пролетарский техникум я не воспринимаю, как кощунство. Большевики хотели дать образование народу. И сделали это. И это лучшее из того, что они сделали. И я думаю, что Пушкин к такому использованию здания лицея отнесся бы положительно.

Дорогая einat_ceisar! Я хочу еще высказаться по поводу Вашего комментария к одному из предыдущих постов, хотя Вы в нем обращались не ко мне. Вы пишете:

«Мысль моя ясна: путинская Россия на всех парах мчится в ваш вожделенный коммунизм, только на этот раз прихватив православие. Коммунизм (если он не фантастика и не утопия) - это всегда авторитарный режим (приведите пример обратного), построенный на лжи и страхе, использующий рабский (лагерный в том числе) труд. По сути - при отсутствии частной собственности имеет место эксплуатация населения государством. Это наихудшая форма эксплуатации. Вам успехов в борьбе».

Вы пишете, что коммунизм, если это не утопия, то это авторитаризм и всяческий ужас. Здесь самое интересное слово «если». Следовало бы определиться - или - или. Если это утопия, то странно требовать, чтобы вам привели пример того, чего не существует и никогда нигде не существовало. А, если это не утопия, то это что, реальность? Но вроде бы никто еще не заявлял, что живет в коммунистическом обществе.

Дорогая, einat_ceisar, есть что-то, что вы люто ненавидите, и я разделяю эту вашу ненависть. Но, давайте этот объект нашей общей ненависти назовем правильно, и не будем людей сбивать с толку. Объект нашей общей ненависти - это тоталитараное государство, попирающее права граждан и всяческие свободы. Это государство, в котором человеческая личность ничего не значит и человеческая жизнь не имеет никакой цены. И я понимаю, Вы считаете, что путинская Россия на всех порах мчится к установлению именно такого государства. Я с Вами согласна и это тревожит меня больше, чем Вас, потому что я здесь живу и что бы не случилось отсюда не уеду, не смогу. Но причем же здесь коммунизм? Под коммунизмом обычно понимают марксов коммунизм. Маркс его описал. Он верил, что время коммунизма наступит, что к этому приведет развитие производительных сил. И он считал, что с наступлением коммунизма начнется настоящая история человечества, а то, что было до него, это всего лишь предистория.
При коммунизме не будет денег, и не будет государства - оба эти института отомрут за ненадобностью. Не будет не только авторитарной власти, но вообще никакой, управление будет, а власти нет.

Коммунизм - это от каждого по способностям, каждому - по потребностям. Для меня первая часть этой формулы важнее, чем вторая. Каждый получит возможность проявить и полностью реализовать все свои способности. Что же касается потребностей, то в обществе полного социального равенства структура потребностей изменится принципиально. Тут в гостях у Познера на 1 каналеTV был Владимир Бортко, и они вели разговор, в частности, и о коммунизме. Меня вообще удивил низкий уровень разговора. Познер сказал : «Как это - по потребностям? Да мало ли у кого какие потребности? Может, у меня потребности иметь 8 яхт». Это совершенно безграмотное рассуждение. Человеку не нужны 8 яхт в личном пользовании, ему и одна яхта не нужна, и автомобиль не нужен. Зачем собственный автомобиль, и все, связанные с этим труды и заботы, если можно взять машину на ближайшей общественной стоянке, доехать куда надо, и оставить её там, тоже на ближайшей стоянке? И с яхтами также.

Сейчас у вещей кроме потребительской функции, есть еще и функция социальная. Люди покупают новые дорогие машины, дорогую одежду, мебель и пр. не потому, что это им действительно нужно, а для того, чтобы обозначить свой социальный статус. А в обществе, где все равны, надобности в этом не будет. Потребности уменьшатся в разы, и, следовательно, в разы сократится производство товаров потребления. А это значит, что уменьшится нагрузка на среду обитания. Построение коммунистического общества - это единственная возможность сохранить нащу планету в состоянии, пригодном для обитания человека.

В моем детстве мы очень любили разговаривать о том, как люди будут жить при коммунизме. Соберутся несколько человек и начинается такой разговор. И на собраниях об этом говорили. Как-то, помню, одна девушка из зала спросила: «А при коммунизме некрасивых любить будут?» и ей дружно ответили «Будут!». И мы были в этом уверены. Человек коммунистического общества, физически совершенно здоровый, а тогда все будут совершенно здоровыми; человек творческий, а вся деятельность будет творчеством; добрый, тогда не будет причин не быть добрым - такой человек не может быть некрасивым! Сейчас красота имеет и рыночную цену, причем очень высокую. Престижая жена - это красивая жена. Если человек женится на некрасивой, его могут заподозрить в том, что он неудачник. Вот мужчины и женятся на моделях, которых не любят, не уважают, не доверяют им, и несчастливы с ними. А при коммунизме, когда не будет денег, не будет рынка, и представления о красоте изменятся.

Возможен ли коммунизм? Говорят, он невозможен, потому что противоречит человеческой природе. Но это не так. У человека есть альтруистический инстинкт, такой же глубокий, как инстинкт самосохранения. Человек - животное социальное. Вне социума он существовать не может. Если человека поместить на необитаемый остров с прекрасным климатом, и обеспечить всем необходимым на сто лет вперед, и если при этом он твердо будет знать, что больше никогда не увидит ни одного человеческого существа, и никаким образом не сможет никогда связаться с людьми и общаться, то он погибнет. Сначала разрушится как личность, потеряет рассудок, а потом и физически погибнет. Другие люди нужны человеку не меньше, чем он сам.

Я в настоящем замечаю явные проблески коммунистического будущего. В частности, в структуре потребностей. Моя внучатая племянница Женя, которая постоянно живет в Финляндии, была у меня в гостях и расказывала, что финны не покупают дорогих иномарок, и вообще новых машин, пока старые на ходу, и новую одежду, пока не износится старая, и также с мебелью и проч. Когда я занималась информацией в области архитектуры, то каждый месяц смотрела финские архитектурные журналы, и видела жилые интерьеры - сугубый минимализм и это очень красиво. Я какое-то время назад в нашем ЖЖ пересказала то, что Женя мне говорила о финнах. И наши френды, живущие в Дании и Голландии, написали мне, что в этих странах люди живут также, как финны. Читательница из Дании написала, что они с мужем живут на пособие, которого вполне достаточно для нормальной человеческой жизни. А про датчан она написала, что многие из них также живут на пособия. Она написала: «Кто хочет, живет на пособие, кто хочет работает». Это уже какая-то новая ситуация. Это, что касается потребностей. И я хочу еще сказать, что люди стремятся к власти и богаатству, и это - проявление инстинкта самосохранения, им кажется, что власть и богатство обеспечивают им полную безопасность. Но это не так. И они сами в этом убеждаются. Безопасность может обеспечить только социальное равенство. Это, что касается потребностей. А теперь взглянем на производство, обеспечивающее эти потребности.

Мы знаем, что в Соединенных Штатах 3 % населения заняты в сельском хозяйстве. И этого достаточно, чтобы произвести все необходимое. 17 % заняты в промышленности, и 20 % в услугах. Это такая особенность постиндустриального общества - в услугах заняты больше, чем в производящих отраслях. И выходит, что 60 % производству не нужны. В Америке многие живут на пособия. Мы знаем что на пособия живут целые города, как, например, печально известный Фергюссон. Двадцать тысяч населения, и никто не работает. Молодые, здоровые, сытые ребята, полные сил, и их сила обществу не нужна. А если она не востребована социумом, ребята эти, естественно, будут совершать антисоциальные поступки. Я хочу сказать, что производительные силы в США уже явно переросли производственные отношения. И в этих отношениях нужно что-то менять. И это при том, что многие новейшие изобретения, которые могли бы способствовать техническому прогрессу, не внедряются за ненадобностью. А если еще и их внедрить, то каждый человек мог бы работать 2 — 3 часа в неделю, и этого бы было достаточно, чтобы обеспечить всех всем необходимым. В Америке уже есть экономическая база для построения коммунистического общества. И более того, существующие производственные отношения уже мешают техническому прогрессу, а это, по Марксу, необходимое условие для перехода к следующей экономической формации. Развитие неравномерно, а коммунизм нельзя построить в одной стране. Он будет построен, когда все страны всего мира достигнут уровня США. И я уверена, что это произойдет, если человечество не уничтожит себя раньше, что, конечно, гораздо более вероятно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments