Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Начало семейной жизни

К посту «История моей жизни. Предложение» я получила следующий комментарий.

"Было ясно, что этот мир не удастся сохранить, им придется пожертвовать, он будет разрушен".

Это ужасно грустно. Почему надо жертвовать целым миром только из-за того, что выходишь замуж. И как это сочетается с тем, что поход в Загс - всего лишь формальность?

Ответ на этот комментарий может стать началом рассказа о начале моей семейной жизни.

Впрочем, я начну с другого. Я писала, как мама моя говорила, что мы с Игорем не будем вместе, что мы слишком долго терзали друг друга, подвергали жестоким испытаниям, и даже унижениям, что у нас теперь друг к другу слишком большой счет, мы не сможем простить нанесенных обид. Мама рассуждала логично, но каким-то непонятным образом, каким-то чудом, мы преодолели этот кошмар, который сами же и устроили, и поженились. Я писала, что хотя мы оба вроде бы не придавали значения официальной регистрации брака, но пока её не было, отношения были как бы незавершенными, незаконченными, будто не поставлена какая-то последняя точка. И кошмар взаимного недоверия, боязнь поверить в любовь все же как-то продолжались. Но, как только мы поженились, все изменилось в одночасье. Мы чувствовали себя как люди, спасшиеся от кораблекрушения, которые долго носились в утлой лодченке по бурным волнам, и вдруг оказались выброшенными на берег. На прекрасный зеленый берег, под ясное небо и под деревья. После шума бури вдруг наступила тишина и покой, полный блаженный покой, ничем не омраченный. Оглушенные этой тишиной, мы смотрели друг на друга, робко улыбаясь, боясь поверить в надежность, долговечность этого покоя.

Мы не придавали значения официальной регистрации брака, однако, после неё наша жизнь должна была круто измениться. До неё мы, в сущности жили врозь, отдельно. Мы ежедневно встречались, но общего дома у нас не было. Мы редко проводили ночь вместе в одной постели, а теперь нам предстояло спать вместе каждую ночь. А я привыкла спать одна, привыкла к определенной высоте и мягкости подушки, к определенной теплоте и тяжести одеяла. А какие подушки и одеяла препочитает он? Я привыкла как угодно ворочаться, не боясь никого потревожить. Если не спалось, я могла среди ночи зажечь свет и почитать книжку... А как с этим будет теперь? И вообще, я привыкла к тому, что несколько часов в сутки, ночные часы, я провожу в одиночестве, наедине с собой. Я не боюсь одиночества, я его очень ценю. Одиночество - высокое состояние. И чтобы отказаться от него, променять его на что-то другое, нужны очень серьезные основания. Эти основания у меня были, я согласилась отказаться, но что из этого получится? И не только постель у нас будет общей. У нас будет еще и общий стол. Мы будем есть общую еду, приготовленную дома, а это совсем не то, что пообедать вместе в ресторане, где каждый может заказать, что хочет. Я до сих пор не обращала внимания на то, что именно он заказывает, а вдруг наши вкусы не совпадают, и даже несовместимы? Может быть, он любит еду, которую я в рот взять не смогу, и готовить не умею. Все это мне казалось сложно и трудно, и пугало, но я понимала, что самое сложное и трудное все же не это, не то, что связано с общим бытом, а совсем другое.

А теперь - почему я понимала, что моим миром придется пожертвовать, и что он будет разрушен. Когда две отдельные, самодостаточные системы должны объединиться в единую систему, то обнаруживается, что некоторые детали оказались лишними, и в новую систему они не встраиваются, их приходится отбросить. Каждому приходится отказаться от чего-то своего, и принять что-то чужое, что принять не просто. Этот процесс создания новой системы из двух автономных систем, мучительный, длительный и кровавый. Но, может быть, так бывает не у всех. Я знаю супружеские пары, которые благополучно живут много лет вместе, но жизни их идут параллельно, не сливаясь. Но я параллельно жить не умею, мне нужно полное слияние. Я выбрала Игоря, потому что считала, что он на такое слияние способен, но даже тем, кто способен, это слияние достается трудно. Для того, чтобы через это пройти и остаться вместе, любви не достаточно, нужно еще обладать определенными человеческими качествами, не быть эгоистами по природе.

Нам было очень сложно еще и потому, что мы были людьми очень разными, во многом противоположными. Мы происходили из разной среды, трудно представить себе людей более противоположных, чем мои родители и родители Игоря, я о них еще расскажу. И внешне мы были противоположными: он - высокий блондин, я - маленькая шатенка. Не знаю, замечали ли вы, но я часто замечала, что во многих супружеских парах супруги похожи друг на друга. Есть даже такая поговорка: «Кому на ком жениться — тот в того родится». Говорят, если сходятся похожие люди — это любовь от Бога, а если непохожие — это любовь от черта. И по характеру мы были противоположными людьми. Я человек контактный, открытый, ничего не скрываю, он человек избирательно контактный, многое скрывает и открытость его кажущаяся. Мою сущность, сильно упрощая, можно определить словами «веселая свобода». Его сущность — «трагическия небходимость». Словом, я человек открытый и понятный , а он закрытый и загадочный. И его загадку я за всю жизнь не разгадала, он унес её с собой, и я до сих пор её разгадываю. Вот так выйдешь замуж за простого парня с открытым русским лицом и окажешься свидетелем и участником таких борений с самим собой, что не приведи Господь. Маргарита Алигер написала про это.. Я что-то точно подряд наизусть не помню и в интеренете мы не можем найти, поэтому приведу обрывки.

Под … облика простого
Такая схватка исподволь идет
Пускай не Достоевского — Толстого
И это тоже, знаете, не мед.
Да, я хлебнула этого не меда
С любимым другом в собственном дому
Чуть-чуть моя веселая свобода
Не подчинилась гнету твоему
Чуть-чуть меня не сшибло на колени
Не искривила судорогой бровь
Вот так и наступает разлюбленье
Иль снова начинается любовь.

Моя ситуация и ситуация Маргариты Алигер отличаются одна от другой, но сходство большое. В душе ее мужа шла схватка Толстого, а в душе моего — схватка уж точно Достоевского. Вообще достоевщины в нем было навалом. А в его матери этого было еще больше, при чем оба они этого писателя не любили, никогда не перечитывали. Вот такая черная неблагодарность. Он их воспел, понимал их, сочувствовал им, а они от него упрямо отворачивались. Не хотели себя узнавать в его героях.

Этот первый кризис семейной жизни, период притирки был бы сложен, даже если бы мы были одни. Но мы были не одни. Игорь жил с матерью и сестрой. Теперь молодежены могут снять квартиру, а если есть немного денег, то и купить, взяв кредит в банке. Тогда это было невозможно, и молодая пара жила либо с его родителями, либо с её. Выходишь замуж за своего избранника, любимого человека, а оказываешься в одной семье с незнакомыми людьми, чужими, а может быть и чуждыми.

И, не смотря на все это, я была счастлива. Мне нравилось, что мы все время вместе, что я вижу его, проснувшись, и чувствую, засыпая. Игорь работал в штате, но каждый день на работу не ходил, у него было три присутственных дня в неделю. Я все время забывала​, какие дни присутственные, и вечером Игорь говорил мне : «Ты не забыла, что завтра я иду на работу?» Я спрашивала, как долго он там пробудет, он отвечал, что до конца рабочего дня, и я восклицала: «Какой ужас!»

Как-то я проснулась в неприсутственный день и увидела, что Игоря нет рядом. Я вышла в другую комнату, и там его не было. Его не было в кухне, я испугалась, но тут увидела, что к двери туалета приколота записка «Женулечка! Я пошел в наш хозяйственный магазин на Балчуг, мне срочно нужны гвозди. Я вышел в 10-00, весь поход займет 45 минут. Если ты не хочешь меня ждать, можешь выйти мне навстречу, если пойдешь по левой стороне по улицы и по моста, то мы не разминемся». Я не пошла его встречать, до его возвращения оставалось 15 минут, я как раз успела умыться, одеться и привести себя в порядок. Он вошел и спросил с тревогой: «Ну, как ты? Ты нашла записку? Вижу, что нашла, счастливые зеленые глаза».

Продолжение следует.
Tags: История моей жизни.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments