?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Про опечатку
tareeva
В прошлом посте прошла досадная опечатка, из тех опечаток, что приводят меня прямо-таки в отчаяние. Нам сообщил о ней Владимир Барабанов из Брянска, старый «яблочник», я его знаю давно. Но пост мы поставили в понедельник, а его сообщение увидели и исправили ошибку только в среду. Так что двое суток стоял этот позор. Оказалось, что у нас было напечатано, что Мюнхенское соглашение было подписано в сентябре 1939 года, а не 1938 года, как это было на самом деле. Это именно опечатка, а не ошибка. Ошибиться я никак не могла. Об этом событии я знаю не из учебников истории, это происходило при мне. О Мюнхенском «сговоре», как его называли тогда, писали все газеты, и несколько дней днем и ночью о нем говорили по радио. И все советские граждане, и взрослые и дети, на это событие активно реагировали. Были демонстрации, и собрания на предприятиях и в учреждениях. Я тогда была пионеркой и председателем совета отряда. Конечно же после уроков я провела собрание отряда, на котором выступила сама, и выступил наш каждый пионер. Мы страстно осудили этот подлый сговор, возмущению нашему просто не было границ. И я все это помню так хорошо, как будто это было вчера. Как случилась опечатка? Возможно, я оговорилась, когда диктовала, возможно Марина, которая печатала, нажала не ту клавишу, во всяком случае это произошло. Если бы Марина перечитала мне пост вслух, прежде чем мы его поставили, мы бы заметили ошибку. Теперь непременно будем каждый пост перечитывать вслух. И больше такого не будет.

  • 1
Почему вы считаете, что нужно молчать? Какие на это резоны? Обратить внимание на ошибки - это помочь избежать их в дальнейшем.

В том, что у Энгелины Борисовны самой возможности проверять нет, а ее помощники и так делают все возможное, чтобы публикации продолжались. Если можете помочь сами - пожалуйста.


Вы не уполномочены говорить за Э.Б. и её помощников "если можете помочь сами - пожалуйста". Может быть, они не хотят моей помощи. А помощники не делают всё возможное. "Всё возможное" было бы тогда, когда бы они, после многократных замечаний, нашли наконец человека, который бы проверял их тексты. Я отдаю им должное, они тратят своё время на эту работу, но если уж взялись, работу надо делать хорошо.

Елена, скажите, откуда вам знать, на что я уполномочена?
По всей видимости, вы читаете посты Энгелины Борисовны уже давно. И Энгелина Борисовна не единожды просила помощи в этом вопросе. Можете - помогите. Не можете - моя личная не умолномоченная никем просьба не нервировать ни рассказчика, ни его добровольных помощников.


Ребята, вы молодцы, зачтётся! ;)


Если вы уполномочены искать корректора текстов для Э.Б., так и скажите. По умолчанию считается, что не уполномочены. Насколько мне помнится, Э.Б. когда-то просила помощи в наборе текстов, а не в работе корректора.
А вообще вам не кажется, что вы относитесь и к Э.Б., и к её помощникам как к тяжелобольным, которых и нервировать-то нельзя, а то как бы чего не вышло? Энгелина Борисовна в таком снисхождении не нуждается. Оно, знаете ли, может даже унизить, хотя вы просите с благими намерениями создать им хорошую обстановку для жизни и работы. А читатели и почитатели Энгелины Борисовны пусть читают страннейшие ошибки наборщиков текстов и оторопевают от них. Пусть оторопевают, с ними ничего не сделается, лишь бы Э.Б. как малое дитя не нервничала. Я, видимо, достаточно уважаю Энгелину Борисовну, чтобы не делать ей такого снисхождения, тем более, что она-то тут нисколько не виновата. Наборщикам текстов должно быть стыдно за такие огрехи, и чтобы эти странные огрехи не были видны читателям и не нервировали Энгелину Борисовну, они должны быть заинтересованы, чтобы их тексты кто-то проверял, коли уж они сами не справляются.

  • 1