?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
«Война и мир» по-английски
tareeva
Я долго думала, писать об этом или не писать, может ли это быть кому-то интересно, кроме меня, сомневалась-колебалась, но потом решила, что разговор этот для меня слишком важен и я не могу от него отказаться. Но пока я собиралась, даже те немногие, кто посмотрел новую английскую экранизацию романа Толстого «Война и мир» (режиссер Том Харпер), которую показали на первом канале примерно месяц назад, успели его забыть.

Для меня это разговор не о конкретном событии, а, высокопарно выражаясь, о судьбах литературы и культуры.
Гомер сочинял свои «Илиаду» и «Одиссею» в дописьменное время, слагал и пел свои песни слепой старик, а народ ему внимал. Люди запоминали эти песни, пересказывали друг другу, они передавались из уст в уста и стали народным эпосом. Это происходило потому, что Гомер говорил о том, что тогда было актуально, о Троянской войне, в которой участвовали те, кто слушал эти песни, или их отцы, или деды и прадеды. Это было про них. Позже песни Гомера были записаны, сформировался канонический текст. Их читали, исполняли, изучали, анализировали, о них спорили. Они были переведены на множество языков и сохраняли свое значение довольно продолжительное время. Но сейчас Гомера знают только студенты-филологи, и никто не читает его для удовольствия. А это значит, что как произведения искусства поэмы Гомера в сущности уже не существуют. Они теперь только история искусства.

Говорят, жизнь коротка, искусство вечно. Это преувеличение. Искусство долговечно, долговечнее, чем человеческая жизнь, и чем несколько человеческих жизней, но не вечно. Проходит какое-то время, достаточно продолжительное, и произведение перестает доставлять эстетическое удовольствие, и к нему не обращаются также для того, чтобы лучше разобраться в себе и в окружающем, решить какие-то свои проблемы. Я имею в виду только литературу, относительно других искусств я просто не в курсе. Очевидно, что Гомер уже в прошлом. А сейчас к этому порогу подошла и русская классика, великая русская литература. Я ни в коем случае не хочу сказать, что она уже перешагнула этот порог, но она к нему подошла.
Когда Путин пришел к власти, первое время он подражал своему кумиру, Сталину. Очень явно подражал, просто до смешного. Подражал во всем и в выступлениях также. Сталин в каждое выступление включал одну русскую народную пословицу и одну цитату из русской классики. У него были специальные люди, которые ему это подбирали. Мой отец слышал, как он кричал на Мехлиса: «Мехлис, какую цатату ты мне подсунул!» У него тогда был еще очень выраженный грузинский акцент, и он говорил «цатата». Путин тоже использовал в своих выступлениях русские пословицы, но цитаты из русской классики не использовал. Я сперва думала, что это упущение, но потом поняла, что он сознательно от этого отказался. Во времена Сталина каждый, кто слушал или читал его выступления, узнавал цитату, понимал, откуда она и к чему, цитата вызывала у него определенный ассоциативный ряд. Теперь использовать такие цитаты бессмысленно, большинство их не узнает и не поймет к чему они. И это значит, что век русской классики ушел.
Для меня русская классика это моя родина, мой дом, мои отец и мать, моя плоть и кровь. Я вся состою из русской классики. И, если из меня убрать все, что во мне от нее, то от меня просто ничего не останется. Даже то, что во мне не непосредствено от русской классики, а от моих революционных родителей или от советской литературы, от моего жизненного опыта и пр., все это все равно пропущено через мировоззрение, мироощущение, мировосприятие, которые сформировала во мне русская классика. Но и я сегодня, когда перечитываю русскую классику, - Тургенева, Гончарова, - думаю «мне бы ваши заботы, господин учитель».
Русская классика уходит, и это очень жаль. Это не просто жаль, а этого нельзя допустить. Эта литература совершенна по форме, а в связи с ее содержанием можно говорить такие слова, как истина, красота, добро, любовь к человеку, жизнь человеческого духа, его борение, победы и поражения, взлеты и падения и т.д. и т.п. Но, все это общие слова и банальность. Мы с вами знаем, что такое русская классика. Пока она еще с нами, она участвует в формировании личности каждого, незримо, неосязаемо, но всегда благотворно, это касается даже тех, кто книг не читал. И от этого нельзя отказаться, это нужно сохранить и передать следующим поколениям. Но как это сделать? Сейчас и у нас и в мире читают все меньше, и потому все более важными становятся экранизации произведений литературы. Для меня особенно важны и интересны зарубежные экранизации русской классики. По двум причинам. Во-первых, я хочу, чтобы эту литературу знал и понимал весь мир. А во-вторых, по этим экранизациям я могу увидеть, насколько она понятна нерусским людям. Надо сказать, что все мы, носители русского языка, невероятные счастливцы — мы владеем этим богатством в полной мере, читаем все в оригинале. Остальные знают только переводы, а перевод никогда не эквивалентен оригиналу, не может быть ему равен. Я сама пыталась переводить с близких языков — с украинского и с польского — и увидела, что перевести невозможно. Как ни старайся, сколько не трудись, потери огромны. И я отказалась от этой работы. Это касается только художественной литературы. Януша Корчaка и «Как любить ребенка», и воспоминания и дневники, написанные в гетто, я переводила. Эти переводы опубликованы, и я ими почти довольна. Переводчица Томаса Манна на английский язык — единственный человек, которому он это доверил, когда рассказывала ему о своей работе, заливалась слезами. На вопрос писателя, о чем она плачет, отвечала: «Вы не понимаете. Я совершаю убийство». Вот что такое перевод — это результат убийства. Переводить приходится не с языка на язык, а с культуры на культуру, с менталитета на менталитет, а как это сделать? Двуязычные авторы, которые сами переводили свои произведения обнаружили, что перевести они не могут. Набоков стал переводить «Лолиту» с английского на русский и перевести не смог, ему пришлось написать новую русскую версию. То же самое рассказал о себе Рустам Ибрагимбеков.
Хемингуэй очень любил русскую литературу. Собственно свое знакомство с художественной литературой он начал с нее. Он писал: «Потом были и другие, но сначала были только русские». Почти все, что Хемингуэй написал о русской литературе, я привела в своем ЖЖ. Для меня это очень важно. Но «Войну и мир» он не читал. Он начал читать, сразу понял, что перевод плох, и оставил чтение до того времени, когда появится лучший перевод. Дождался ли он этого и прочел ли, я не знаю. Тем не менее, переводная литература существует. Мы с вами читали зарубежных классиков и не классиков в переводах, и считаем, что с зарубежной литературой знакомы. Имеем основания так считать.

Я весь этот огромный пассаж о переводах написала только для того, чтобы сказать, что иностранцы, когда смотрят экранизированную русскую классику, от перевода с языка литературы на язык кино, теряют меньше, чем мы.

Но я о новой английской экранизации романа «Война и мир». Как вообще экранизировать классику? Если показывать ее кондово и как можно более аутентично, это может быть скучно по причинам, о которых было сказано выше и по которым Путин ее не цитирует. Значит, нужно ее все-таки как-то преобразовать, но так, чтобы при этом ничего не потерять. И, мне кажется, что создатели фильма, о котором мы говорим, нашли этот путь. Я наверное писала, и не раз, что значит для меня Лев Толстой. Для меня Россия, а что для меня Россия я тоже писала, делится на две половины: одна половина — Лев Толстой, а другая — все остальное со всем остальным. И при этом моем отношении к Толстому я приняла фильм Тома Харпера.

Продолжение следует.

  • 1
я рада, что вы приняли. Это для меня как знак качества. Я сначала не приняла, а потом понравился. Особенно Пьер. Да и Наташа тоже

>Но сейчас Гомера знают только студенты-филологи, и никто не читает его для >удовольствия. А это значит, что как произведения искусства поэмы Гомера в сущности >уже не существуют. Они теперь только история искусства.

Но это же неверно. Не говоря о популярности всяких забавных online курсов на Edx, которые читают не только филологи, Гомер очень жив в постмодерне - есть множество произведений тесно связаных с ним (Симмонс «Илион», например) и это ощутимо поддерживает его популярность.

Можно вспомнить еще канкан из оперетты "Прекрасная Елена", его совсем нередко исполняют и до сих пор ставят на его основе танцевальные номера и на этом основании сказать, что Гомер актуален, ведь оперетта тесно с его произведениями связана.

Фильм очень понравился. Не ожидал даже такого от англичан.
Умеют они классику снимать. Правда в фильме русское дворянство сильно смахивает на английское дворянство, но это наверное от того, что когда заранее знаешь где и кто снимал, то взгляд получается предвзятый.
Справедливости ради скажу что Бортко наверное мог снять и лучше. Но когда он такое снимет? И снимет ли вообще?

война унд мир

Англичане сняли Войну и Мир.
Казалось бы - при чем здесь Путин?
Ан нет...

В Ольгино зарплату не проиндексировали? Остались только самые тупые? Перечитай еще раз причем здесь Путин и потом уже иди в кассу, чтобы получить свои очередные тридцать серебренников.

Edited at 2016-06-10 06:56 (UTC)

>Но сейчас Гомера знают только студенты-филологи, и никто не читает его для удовольствия.

Это сильное утверждение. Но это неправда. Только, мне кажется, раньше было больше людей, пусть и не читавших Гомера, но имевших представление о его произведениях по школьным учебникам, хрестоматиям и детским книжкам. Сейчас если уж человек не читает, то он и не в курсе.

Исчезающе мало людей читают именно Гомера, как например "Сагу о Форсайтах". Переложения, да. Они распространены. Пересказы, фильмы и тому подобное.

"Вовочка, о чем ты думаешь глядя на небо?
-о бабах,
-Вовочка, о чем ты думаешь глядя на зверей?
-о бабах.
-Почему?
-а я всегда о них думаю."

Ну а Вы пару фраз не сформулируете, не помянув Путина и Сталина....
Вы уж определитесь о чем пишете. А то обрадовалась... бац, опять... Кто о чем, а вшивый о бане.

Вас подводит низкий образовательный уровень. Был один такой древнеримский политик, сенатор, который все свои речи заканчивал фразой "Карфаген должен быть разрушен". Чем это кончилось писать не буду. Вас видимо ожидает большое открытие :-)

Спасибо большое, Энгелина Борисовна! Вы прекрасный публицист. Даже казалось бы такая отвлеченная тема зацепила кремлеботов. Кроме того развернулась такая интересная дискуссия.

Зря вы так категорично о Гомере :)
Есть ещё люди, читающие его ради удовольствия.
Например в.п.с.

Я посмотрела этот фильм ради любопытства, но далеко не в восторге от него. Хорошо, что не случилось неприятия, и на том спасибо. Этот фильм подвиг меня написать рецензию (или отзыв, уж не знаю, как правильнее назвать мой текст). Если кому-то интересно, она есть в моём ЖЖ по тегу "посмотрела фильм".
Буду ждать подробного разбора, как вы это прекрасно умеете, чем вас зацепил этот фильм и почему вы его приняли.

А я согласна с Энгелиной Борисовной в том, что классика уходит. И я это вижу по своей дочери и ее ровесникам, 14-15 летним, - им сложно понять написанное в XVIII-XIX веках просто в силу обилия устаревших реалий, слов и выражений. Мы с дочерью читаем книги, рекомендованные на лето к прочтению учителем литературы - то, что они будут изучать в следующем учебном году. Толстой, Пушкин - да, смысл не ускользает от 14-летнего читателя, остается просто ряд непонятных моментов. Фонвизин очень сложно шёл прошлым летом, приходилось много чего разбирать. А в этом году, прямо вот непосредственно сейчас читаем - Радищев, "Путешествие из Петербурга в Москву". Это нечто. Ребенок читает и местами вообще не понимает смысла прочитанного. "О чем говорится в этой главе?" "Знаешь, мам, из всего я поняла только, что ему сон снился." Я чувствую себя переводчиком "Слова о полку Игореве", честное слово...))) Пересказываю содержание каждой главы, КАЖДОЙ. А ведь по итогам прошлого лета из 27 человек в классе только ТРОЕ прочли всё, что им было задано. То есть кроме моей дочери всего двое. Как вы думаете, 24 человека будут знать классику? В лучшем случае краем уха названия. Я и по поводу своей дочери не обольщаюсь, она вообще читать не любит, для нее это каторга каждое лето, но я тверда. Да, кстати: могу поделиться опытом по "осиливанию" объема литературы на лето: несколько произведений мы прошли путем просмотра фильмов, наиболее близких к оригиналу. Современные дети - визуалы, фильмы воспринимаются ими лучше, чем книги. Эффект был велик, в особенности от "Ромео и Джульетты".)))
Получилось много букв))) Но тема актуальная. Еще раз повторюсь -- согласна, классика уходит. Для ее восприятия нужен определенный уровень интеллектуального развития и взрослым, что уж про детей говорить...

Edited at 2016-06-10 16:47 (UTC)

Стоит ли искуственно продлевать век классики?

Довольно много читала русской классики, не только в школьные годы. Не для удовольствия - она не приносила удовольствия - а из своеобразного исследовательского интереса. Что я могу сказать, если она отживает свой век, то пускай так и отживает. Можно лить слезы о "России, которой мы потеряли", но революция случилась не на пустом месте, бедноте было за что недолюбливать верхушку.

Хорошо это или плохо - скорее плохо - но дворянство сняли с России, как пенку с варенья, и с дворянами 19 века современных жителей России, по крайней мере мой круг общения, ничего не связывает. Нам ближе Россия народная, лубочная, предпочитающая религию философии (особенно - европейской философии), брак и семью - страданиям "безответной любви". Если Пушкин, то не "Евгений Онегин" с его надуманными огорчениями (если б он любил Татьяну, женился бы на ней в самом начале, и все), а "Руслан и Людмила", "Борис Годунов" и сказки; если Лермонтов, но не "Герой нашего времени", а "Мцыри". Есенин с его стихами о природе. Алексей Кольцов. Чехов - выборочно. Какие бы глубокие проблемы ни поднимались в книге, книга о дворянах - это прежде всего книга о тех, кто душился французкими духами и наводил маникюр, пока бедняки умирали от голода, потому и не очень приятно читать.

Re: Стоит ли искуственно продлевать век классики?

<<Какие бы глубокие проблемы ни поднимались в книге, книга о дворянах - это прежде всего книга о тех, кто душился французкими духами и наводил маникюр, пока бедняки умирали от голода, потому и не очень приятно читать.>>
Ну не скажите. Я от дворянства так же далеко, как от Марса, но классику читала с большим интересом да и сейчас порой перечитываю. Когда читаешь ту же "Войну и мир", меньше всего думаешь про французские духи и маникюр.

спасибо вам в целом за все

дорогая Энгелина Борисовна, на какой электронный адрес я могла бы адресовать вам личное письмо? спасибо. Анна ( я пробовала на tareeva@livejournal.com, но не вышло)

  • 1