?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
История моей жизни. Знакомство. Продолжение.
tareeva
Назавтра, после исторической встречи на лестнице в аудиторном корпусе, Игорь принес мне конспект. А послезавтра он принес мне перепечатанные стихи, о существовании которых я знала, они ходили в списках, но мне в руки как-то не попадали. Я прочла их с большим интересом и удовольствием и была Игорю благодарна. На третий день он принес контрамарки в театр. До университета он учился в ГИТИСе, и у него сохранились связи. В ГИТИСе студентов заваливают контрамарками, хотят, чтобы они все посмотрели.

Так, каждое утро, приходя на занятия, Игорь подходил ко мне и вытаскивал из портфеля или из карманов что-нибудь, что доставляло мне радость.

На 4 или 5 день после знакомства мы сидели с Игорем на баллюстраде в аудиторном корпусе. В этом корпусе эта баллюстрада была главным обсщественным пространством, при чем не факультетским, а общеуниверситетским. Здесь могли познакомиться филологи с математиками и историки с физиками, потому что в больших аудиториях этого корпуса читались лекции для всех факультетов. Мы с Игорем о чем-то увлеченно разговаривали, и к нам стремительным шагом подошла, подлетела, незнакомая мне девушка. Она сказала: «Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе». По ее интонации я поняла, что этот Магомет имел право ожидать, что эта гора к нему придет. Но она не пришла, и Магомет решил сам прийти, сделать первый шаг, обрадовать гору, и пристыдить ее за то, что не пришла. Я поняла это, и внезапано почувствовала острый болезненный укол ревности. Правильно сказано о ревности в «Песне песней» царя Соломона: «Стрелы ее, стрелы огненные». Я почувствовала эту боль, и тут же на себя очень разозлилась. Что это я вдруг? Знаю чловека без году неделю, может он женат, может у него дети, да и мало ли какая у него за плечами жизнь? А я для него случайная знакомая, с чего это я вздумала ревновать? По какому праву? А Игорь, между тем, с девушкой разговаривал, и по его вежливому и холодноватому тону и такой же улыбке, я поняла, что он хочет установить дистанцию между ними. Хочет дать девушке понять, что если какая-то их предыдущая встреча (наверное, такая, как наша на лестнице), создали у нее впечатление, что между ними возникли какие-то отношения, и они будут иметь продолжение, то впечатление это ложное. Они поговорили минут пять, и девушка ушла. А я, ненавидя себя за ревность, и чтобы себя наказать, и к тому же проявить благородство, сказала: «У этой девушки изумительно красивый цвет волос, я такого никогда не видела. Тициан отдыхает». Игорь пропустил мою реплику мимо ушей.


До университета Игорь учился в ГИТИСе на актерском факультете у Бибикова, дошел до диплома и тут вдруг понял, что актером он быть не хочет. Он перевелся на филфак МГУ и все, что он сдавал в ГИТИСе, ему перезачли: литературы — русские и зарубежные, историю, иностранный, основы марксизма. А вот латынь в ГИТИСе не проходили, так что на занятия по латыни ему пришлось ходить, где мы с ним и встретились в конце второго курса.

Когда я познакомилась с Игорем поближе, то поняла, почему он расхотел быть актером. Актер — профессия зависимая, а сама мысль о том, что он будет зависеть от прихоти режиссера, была ему невыносима. Он этого уже хлебнул в ГИТИСе, с Бибиковым они не были единомышленниками. Но главное даже не это. Он понял, что главная задача актера, цель всех его действий — нравиться. Сначала надо понравиться режиссеру, чтобы получить роль, а потом — нравиться зрителям. Работая над ролью, нужно заботиться не о том, чтобы глубже проникнуть в замысел автора, чтобы создать образ, который наиболее соответствует и замыслу автора и твоему представлению героя, а о том, чтобы потрафить, угодить публике. Нравиться, нравиться, нравиться.... Нравиться, во что бы то ни стало, любыми средствами. А он вообще не хотел нравиться, не только не хотел на это жизнь положить, но не хотел даже ради этого пальцем пошевелить. С какой стати? В стремлении нравиться он видел что-то унизительное, задевающее чувство человеческого достоинства. Он не хотел никому угождать, хотел всегда оставаться собой, хотел «не единой долькой не отступиться от лица».

Так он отказался от намерения стать актером. Отказаться — отказался, но искусство актера навсегда осталось для него самым интересным и важным из искусств. И тут мы с ним почти совпали. Я тоже была в драмкржке и в школьной театральной студии при театре «Русская драма им. Леси Украинки» в Киеве. И чтецкую студию я посещала. Я рассказывала, что с успехом сыграла роль Керубино в «Женитьбе Фигаро». Костюм Керубино я хранила много лет, часто его надевала, иногда и при гостях, считала, что он мне идет. Я рассталась с ним, когда Игоря уже не стало. Если бы не мой маленький рост, я бы тоже стала бы поступать в какое-нибудь театральное учебное заведение. Но с моим ростом я годилась только на амплуа травести, а это амплуа меня не интересовало. Словом, хватило ума не поступить.

Когда мы с Игорем поженились, всю нашу жизнь театр занимал в ней большое место. Мы много ходили в театр, обсуждали спектакли целыми ночами. Что-то разыгрывали сами для себя, какие-нибудь отрывки из классических пьес, выбирали роли и работали над ними всерьез, были друг к другу очень требовательными, спорили и даже ссорились. Меня удивляло как Игорь говорил об актерах, с какой любовью и нежностью, у него даже голос при этом менялся. К своим любимым актерам он относился с обожанием в прямом смысле слова. Например, Яншин или Дикий были для него тем, чем для меня был разве что Лев Толстой.

Как-то случилось так, что я летела из Станислава в Москву с пересадкой в Киеве. И в Киеве я оказалась в одном самолете с Диким и группой актеров, которые возвращались в Москву после съемок фильма, в котором Дикий играл роль Сталина. Самолеты в то время были маленькие, я видела всех актеров близко и слышала их оживленные разговоры. Все были веселы, считали, что фильм удается, а Диким все особо восхищались. Вернувшись домой, я рассказала Игорю обо всем, что видела и слышала в самолете. Назавтра он попросил меня этот рассказ повторить, задавал вопросы, вытаскивая из меня всякие подробности, я видела, что он мне завидует.

Игорь понимал в театре. Когда случалось так, что какой-нибудь спектакль я смотрела без него (он пойти не мог), то вернувшись домой, рассказывала ему спектакль очень подробно. Я когда смотрела имела в виду, что мне придется рассказывать Игорю и старалась не пропустить ни малейшей детали. Я рассказывала спектакль, и потом мы этот, рассказанный мною спектакль, обсуждали. Иногда то, что говорил Игорь , меня удивляло. Я говорила: «Откуда ты это знаешь? Тебя же там не было!». Он говорил: «Но ведь ты мне рассказала». Я говорила: «Этого я тебе не могла рассказать, потому что я этого не увидела, не поняла». Словом, обсуждение с Игорем, открывало мне в спектакле что-то новое, чего я без него не заметила. Но все это было позже. Но вернемся в май 1951-го.

Продолжение следует.


Дорогие френды! Спасибо за комментарии и доброе отношение. Многие просят показать фотографии того времени. Я плохо вижу и потому мне трудно разбирать старые фотографии, но то, что на сегодняшний день удалось найти, я вам покажу.

Первые две фотографии сделаны за полгода до нашего знакомства с Игорем. Я рассказывала в «Тоталитарной истории», что Степан отвел меня в фотоателье на Крещатике в Киеве и там были сделаны эти фотографии. Одна из них у нас называется «Иванушка — дурачок» и я эту фотографию люблю, вторая, нелюбимая мною, называется «Вульгарная еврейка». Фотограф предложил мне накрасить губы и сам помаду дал. И вот что получилось. Я только губы накрасила и жакет надела, и какие получились разные люди.

Третья фотография сделана через полгода после нашего с Игорем знакомства.

Фотография Игоря я не помню какого года, может мы тогда уже и женаты были. Она сделана в экспедиции, про экспедиции я потом объясню.









  • 1

Энгелина Борисовна! Это просто необыкновенный рассказ! Пожалуйста, расскажите побольше о времени с Игорем до замужества.
Отдельное спасибо за фото: очень хотелось представить себе вас из рассказа.


Спасибо большое! Фотографии добавили колорита - очень интересно!

Возможно, вам с позиций того времени фотография казалась вульгарной, но думаю, это больше шутка. По-моему, она чудесная. Ведь фотограф в вас увидел не девчушку, а прекрасную женщину.
Спасибо за все, Энгелина Борисовна! Рассказывайте еще!

Поддерживаю. Первая фотография мне понравилась больше всего.

Так интересно читать!

Фотографии удивили. По текстам мне казалось, что вы должны быть как магнит - моментально притягивающая, интересная, какая-то ну необыкновенная. А на фото этого совсем нет. Но потом я подумала, что в жизни же человек улыбается :) и сразу появляется волшебство!

выше сказали не магнит - но как же!? я вот не могу налюбоваться;
смотреть на Вас - сплошное наслаждение
а уж читать..спасибо, Энгелина Борисовна

Спасибо и за рассказ, и за фотографии.
Также, как комментаторы выше, не вижу вульгарности в фотографии с помадой. Она явно другая, и, мне кажется, я понимаю ваши ощущения, что главное - не внешность и не "обязательно нравится", тем более - нравится внешностью, однако фотограф фиксирует именно внешность и этот подошел к фотографии по внешним критериям, она более типовая, и в качестве " понравиться внешностью " удачная.
Мне интересно, как у Игоря Тареева сочеталось неприятие актерской профессии и уважение к актерам, любовь к театру. Мне видится тут некоторое противоречие.

Очень, очень интересно. Уйти из ГИТИСа перед дипломом - это надо большое мужество. Знаю только один такой случай еще, от своего научного руководителя. Его друг ушел из института или уже из театра в геологи - тоже не хотел быть зависимым. Уж не один ли это человек. А почему он не пошел в режиссуру, которая сочетает театр и независимость (относительную, конечно)?

Вот именно, относительную. Особенно тогда, когда надо было бы воплощать руководящую роль партии и прочее.

Энгелина Борисовна, дорогая! ТАК интересно! Спасибо! Пишите еще, пожалуйста. С нетерпением ждем. И фото чудесные!

На фото просто красавица писанная.

Вы очень красивые люди - и на фото тоже.
Спасибо за рассказ.

Вы, Энгелина Борисовна, необыкновенны во всем! Глаза, не глаза, а очи!

Спасибо, дорогая Энгелина Борисовна! Фотографии прекрасные, и Вы так удивительно интересно рассказываете!

А какого же Вы роста, что считаете себя маленькой?
На фотографии вы слишком серьезны для момента.

прекрасный рассказ и замечательные фотографии. мне кажется, что именно первая передает ваш характер: решительность, эмоциональность, принципиальность, которые стоят за каждым вашим словом. с нетерпением жду продолжения!

На фото с помадой и жакетом Вы похожи на Веру Холодную.

Удвительные фотографии. Очень необычное, красивое лицо!

Энгелина Борисовна, спасибо за то, что рассказываете Вашу с Игорем Тареевым историю, и за фотографии - я тоже хотела просить Вас об этом))

Спасибо за фотографии. Чудесные!

А у меня еще вопрос про ткань "жатка", никогда про такую не слышала. В интернете под этим названием ткань для женских платьев или для штор, как бы мятая такая.

Огромное спасибо за рассказ и особенно за фотографии.

Спасибо за рассказ и фотографии. Герои рассказа будто ожили.

Какая вы красивая тут. Вы сейчас очень обаятельная, но на этих фото что-то еще очень сильно цепляет.

Энгелина Борисовна, здравствуйте!
Как долго я не заходила в ЖЖ, а здесь, оказывается, такая изумительная история. Спасибо вам! Особенно понравился эпизод с не увиденным, но понятым Игорем спектаклем. Предвкушаю остальные части, сейчас буду читать. :) Еще раз огромное спасибо, что вы решили всем этим поделиться!

Ну не знаю, мое впечатление от фотографий классическое, не смотря на предыдущие восторженные описания Игоря автором, - довольно красивая девушка и мужчина немного симпатичнее известно кого.

  • 1