Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Новогоднее поздравление.

 Мои золотые, изумрудные, яхонтовые. Я вас поздравляю с Новым годом! Желаю вам счастья. Счастье – это очень просто. Нужно только любить всех и все вокруг себя. Особенно важно, в соответствии с Нагорной проповедью, любить врагов своих. Тогда они не будут портить вам настроение. А хорошее настроение - это важная составляющая счастья. Чтобы полюбить своих врагов, нужно присмотреться к ним и увидеть, какие они несчастные, слабые, уязвимые, больные, словом, достойные жалости. И если у вас получится всех полюбить, вокруг вас образуется поле, подобное гравитационному. И вы «привлечете к себе любовь пространства». А жить в поле любви, как бы трудна и тяжела не была жизнь, уже счастье. Без страдания, без креста – это тоже не жизнь. Совесть замучает. Еще хорошо бы, чтобы была красота. У американских индейцев (не знаю у всех, или у каких-нибудь племен, или племени) есть такая молитва что ли, может это не совсем то, что называется молитва, но другого названия я сейчас не подберу. Звучит она так: «Пусть передо мной будет красота, пусть надо мной будет красота, пусть вокруг меня будет красота…» Не удивительно ли? В сущности, дикари, целиком зависящие от «милостей природы», которые им нелегко получить, они просят не о еде, не о тепле, а о красоте. И я позволю себе немножко поговорить о красоте. Мне кажется, для новогоднего праздника это подходящий разговор, надо же о чем-то поговорить, не молчать же на празднике. Так вот, когда я перестала работать и вскоре после этого осталась одна, у меня появилось много свободного времени, и я смогла позволить себе любые интеллектуальные излишества. Я могла бы сидеть себе и решать теорему Ферма. Но поскольку математика меня не интересует, к тому же теорема Ферма вроде бы уже решена в частном виде, и вроде бы пришли к выводу, что в общем виде она решена быть не может, словом, я занималась тем, что искала ответы на вечные вопросы, они же проклятые и пр. И я для себя нашла ответы на некоторые из них, вот, например, любовь, которая «тайна сия велика есть» - мне кажется, я разгадала эту тайну. Есть еще вопросы, на которые , как мне кажется, я тоже нашла ответы. Может быть мои ответы многих не устроят, я , как видите, их никому и не навязываю, но меня они устроили. И очередным вопросом у меня был вопрос о красоте. Не «что есть красота», потому что красота у каждого своя, также как у каждого свой Пушкин, и даже свой Христос, и свой русский язык. Я хотела понять, ни что есть красота, а почему человек ее так высоко ценит. Почему она важнее и дороже (не будем лукавить) доброты, таланта, ума. Даже в денежном отношении дороже: цена произведений искусств, цена поездки в особо красивое место, вообще , что мы готовы заплатить, чтобы только взглянуть на красоту, увидеть ее на мгновение, а не получить. В чему тут дело? Красота не кормит, не согревает, не врачует болезни, не продлевает жизнь. Почему мы ее так ценим? В период, когда я интересовалась как раз этим вопросом, решала его для себя, со мной произошла такая вещь. Я сидела на большом партийном собрании. А за 10 дней до этого я выписалась из больницы, куда я попала по скорой в реанимацию кардиологии, а потом в интенсивную терапию. Было воскресенье, ребята мои были на даче, поэтому мне удалось уйти из дома. Пойти мне было нужно, мне было что сказать, вернее, я уже написала свое «письмо к съезду» и хотела его обнародовать. Собрание началось в десять утра. Я сидела в неуютном почти темном зале, на неудобном скрипучем стуле и слушала выступления. Дела были плохи, и каждое выступление содержало свою «плохую новость», одна хуже другой (не буду писать, какой это был год и что это были за новости). У меня было ощущение петли, затягивающейся на шее, или, что на меня валятся тяжелые мешки с песком. Сидела я у прохода, отвернув от него лицо к трибуне, и услышала, что по проходу кто-то идет. Я машинально скосила глаза на звук шагов и увидела человека, который шел по проходу стремительной походкой. Было темно, я разглядела только стремительную походку, голову, посадку головы и линию плеч, обтянутых свитером. Я автоматически проследила, как человек дошел до сцены и склонился над стоящим под сценой столом. Глаз зафиксировал пластику этого движения и линию склоненных плеч. Я обернулась к трибуне и продолжала слушать. Домой я пришла в десять вечера и, не раздеваясь, свалилась на тахту. Дочь велела мне, чтобы, если я почувствую приближение приступа, я немедленно бы звонила в скорую. Я очень даже почувствовала приближение, но чтобы позвонить, нужно было поднять руку к телефону, а когда приедет скорая, встать, чтобы открыть дверь. Звонить я не стала. Я лежала, стараясь не прислушиваться к развитию приступа, а в голове у меня прокручивалась, как на киноленте, запись собрания со всеми его тяжелыми подробностями. Но на ленту записался также проход незнакомого мне человека через весь зал к столу, и как он склонился над столом. Это было красиво. Тогда, в зале я этого не поняла, а теперь стала всматриваться. Пока я всматривалась, боль перестала усиливаться, а потом стала уменьшаться. И это стало для меня яблоком Ньютона. Я поняла про красоту. Красота – это гармония, а мы страдаем от дисгармоничности мира. Когда мы видим красоту, то есть воплощение гармонии пусть в чем-то единичном, она ,во-первых, гармонизирует нас, наше состояние, а во-вторых, дает надежду на осуществление , на возможность общей гармонии. Возможно, в тот раз красота спасла мне жизнь.

Я желаю вам любви и красоты, и еще полноты жизни. Я раньше не понимала, что значат слова Пастернака: «… и быть живым, живым и только, живым и только до конца». А теперь я это очень хорошо понимаю. Я стала встречать много людей, даже молодых, в которых жизнь как-то приглушена, внешне вроде бы все в порядке. Они действуют, даже успешно делают карьеру, но чего-то, делающего человеческую жизнь человеческой жизнью, не хватает. Появилось какое-то роботоподобие. Для вас и для себя я желаю вам быть живыми.

Я люблю вас. Вы моя среда обитания. Без вас я не могла бы существовать. Конечно, как во всякой среде обитания, и здесь есть элементы полезные, поддерживающие жизнь, а есть угрожающие ей. Но что поделаешь. Так все устроено. 

Я хотела поздравить лично своего читателя с непонятным для меня ником status-constr. Но это оказалось технически невозможно. Я напишу ему здесь. Вряд ли он станет читать этот пост, но, а вдруг…

Уважаемый status-constr (что, кстати, значит ваш ник?). Мне нравится, что вы участвуете в нашем блоге. Это мне льстит. Мне интересно с Вами. Когда Вы пишете мне «пишите», мне за этим слышится такая повелительная, очень мужская интонация, и для меня, конечно, это стимул. Я очень, прямо-таки трагически, в себе сомневаюсь. Все выше написанные поздравления относятся и к Вам. Вы умеет быть счастливым? Я умею. Впрочем, мужчинам это сложнее. Они всегда ухитряются соорудить себе какую-нибудь трагедию или, как минимум, беду. Желаю Вам «покоя и воли» - это все равно, что счастье. Как хорошо, что, уехав из страны, Вы не порвали с ней внутренне, не потеряли интерес. Когда кто-нибудь уезжает, у меня такое ощущение, что уехали именно от меня, бросили меня, и от этого боль и щемящее чувство сиротства. К сожалению, я испытала это много раз. Много номеров телефонов из записной книжки вычеркнуто, а я так плохо переношу разлуку. Интересно, где Вы? Надеюсь, Вам там хорошо.
 В надежде на продолжение общения, Энгелина Тареева.



Tags: новогоднее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →