Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

По поводу комментариев к последним постам.

Судя по незначительному количеству комментариев пост «Нью-Йорк Лимонова» никто читать не стал. Я об этом сожалею. Прежде, чем сканировать страницы дипломной работы, я их перечитала, и мне понравилось. У меня появился новый помощник Игорь, молодой журналист и, несмотря на молодость большой человек в ЯБЛОКЕ. Так вот, Игорь сказал, что ему читать этот текст было интерсно. Конечно этот текст можно было бы сократить на треть, а может и вдвое, но тогда его нужно было бы перепечатывать, а это сделать некому. Текст длинный, слишком академичный и возможно скучноватый, и я не удивляюсь, что вы не стали читать. И все равно продолжаю писать. Игорь сказал, что немногие могут себе позволить роскошь писать, что хотят и как хотят, о том, что им самим интересно, не заботясь о том, будет ли это интересно другим и понравится ли. Значит я отношусь к этим немногим. А может все-таки прочтете? А?

Сначала я хочу ответить на комментарий baka_bakka. Хотя он не имеет никакого отношения к нашей теме, ни к Америке, ни к Лимонову, и хотя в нем есть нелепости. Но тема комментария мне интересна сама по себе, а повода высказаться на эту тему, возможно, больше не представится.


«Париж русские люди хорошо знают, не побывав там ни разу. Великая французская литература, которую русские знают не хуже, чем свою, познакомила нас с этим городом.
Извините, но это очень смелое утверждение. А знаете почему - потому что в книгах описан город, каким он был 100-150-200 лет назад. Вы можете со мной поспорить и сказать, что он изменился незначительно. А я скажу, что 150 лет назад не было Эйфелевой башни, например.
Поэтому. я. утверждаю. обратное: русские люди - Париж не знают. Если только они не прожили в нем много лет. Как не знают Москву "москвичи", даже те, что называют себя коренными. Потому что "коренной" - это привязанность к корням. У нас нет привязанности к парижским корням - мы туда пришли 200 лет назад, а потом вернулись в свою Сибирь. :)

Я написала, что знаю Париж по французской литературе, кинематографу и множеству кино- и фото- документов, а так же по литературе русской. Французская литература не кончилась 100-200 лет назад, она продолжается. Но и Мопассан и Золя уже успели пожить при Эйфелевой башне, и Мопассан на нее бурно отреагировал. Что же касается кинематографа, то Париж есть не только во французском кино, есть американский фильм, основная часть действия которого происходит на различных уровнях Эйфелевой башни. Каждый винтик Эйфелевой башни заснят.

Вы правы, что многие коренные москвичи не знают Москвы, я думаю то же можно сказать о коренных парижанах. Обычно коренные жители большого города знают только «тропы» связывающие их жилища с местом работы, учебы, а так же с ближайшими и наиболее крупными объектами бытовой и культурной инфраструктуры города: магазинами, рынками, театрами, концертными залами, музеями и пр. Город знают только те, кто городом специально интересуется. Я отношусь именно к этим людям. Я почти 17 лет профессионально занималась архитектурой и градостроительством, по 8 часов в день читала иностранные журналы этой тематики, была переводчиком-референтом. Я знаю все исторические слои застройки Парижа. Средневековый Париж до Османовской реконструкции, после Османовской реконструкции и т. д. и т. п. до наших дней. В мои студенческие годы у нас был план Парижа, не помню как он у нас оказался, кто и откуда его привез. Мы часами путешествовали по карте Парижа, так что план этого города я знаю не хуже, чем план Москвы. Тогда мы и помыслить не могли, что наступит время, когда можно будет поехать в Париж. Париж был для нас символом всего противоположного нашему образу жизни, того, что называлось «загнивающий Запад», и мы готовы были все отдать, за то, что бы хоть несколько дней позагнивать вместе с ним. Но теперь ситуация резко изменилась, и с поездками в Париж и вообще в Европу произошло то же, что с литературой. Мы готовы были все, что угодно сделать и многим рискнуть, ради того, чтобы прочесть какой-нибудь самиздат ли тамиздат, а теперь все эти книги лежат в магазинах и оказалось, что они никому не интересны. И с Парижем, и вообще старушкой Европой у меня так же. Там ведь не только каждый дом, но буквально каждый камень осмотрен-переосмотрен, описан и переописан, заснят — перезаснят. На каждом камне образовался уже слой сала от взглядов многочисленных туристов. Через этот слой глазу уже трудно пробиться, невозможно посмотреть свежим взглядом, увидеть то, что другие не видели. Я думаю в Москве сохранилось больше неизвестного и таинственного, чем в Париже, по Москве не бродят такие толпы, орды вездесущих всюду проникающих туристов. У меня есть подруга, страстная туристка, несмотря на свой преклонный возраст, она дважды в год совершает двухнедельные туристические поездки в различные города Европы. Вернувшись, она с упоением часами рассказывает мне о своих впечатлениях и из вежливости я слушаю, умирая со скуки и мысленно непрерывно зевая. Ни разу она не сказала мне ничего, что бы меня зацепило, заинтересовало, было бы новой информацией. Моя дочь несколько раз была в Париже. Ездила она не с туристическими целями, а на научные симпозиумы, и в гости к подруге, которая вышла замуж за парижанина. Париж произвел на нее впечатление, но в общем все было ожидаемо, а вот «подсела» она на Стамбул. Была там несколько раз, готова ездить еще и еще, «Стамбул» Архана Памука теперь ее настольная книга. Мой племянник прошлым летом был во Вьетнаме, так вот его рассказы о поездке я слушала разинув рот, боялась слово пропустить и вопросов у меня к нему было бесчисленное количество.

А теперь о комментариях, касающихся Лимонова. Вроде бы мне не к лицу заступаться за Лимонова. Он мой политический противник, как личность он мне не симпатичен, как мужчина физически неприятен. Я не понимаю женщин, которые любят Лимонова, и ведь продолжают любить уже старика. В роли адвоката Лимонова я выгляжу странно, и все же … tramell_mister в комментарии написал «Нью-Йорк Лимонова, это там, где его дрючил в жопу негр. И это навсегда». В романе есть два гомосексуальных эпизода, в обоих партнерами Эдички были негры. «Это я, Эдичка» - искренняя книга, и тому, что в ней написано я верю, но все же это роман, художественное произведение, а не автобиография, Лимонов и не выдает его за таковую. Так вот, в эти эпизоды я не верю. Не то, что бы этого принципиально не могло быть. Эдичка великий эксперементатор в сексе, к сексу он относится, как к художественному творчеству, так что все могло быть. Но только этого не было. Я очень квалифицированный читатель и могу отличить, что автор действительно пережил, а что придумал, сочинил. Меня обмануть трудно. Описание действий партнеров в этих эпизодах и особенно описание физических ощущений Эдички не вызывает у меня доверия, например, подробное описание удовольствия, которое он получал от анального секса. Я, конечно, от этого бесконечно далека, но анус есть у каждого. Зачем Лимонову понадобилось это сочинять? Возможно он считал, что этот штрих сделает портрет героя более законченным, но я думаю, главным образом для эпатажа. Стремление к эпатажу во многом определяет поведение Лимонова, руководит им в течении всей его жизни, известной нам. Эпатаж, эпатаж, эпатаж, эпатировать любыми средствами. «Пощечина общественному вкусу» и пощечина как можно более звонкая и желательно не одна.

hydrok в своем комментарии называет Лимонова стукачом. У меня, как у человека сталинского времени, собачий нюх на стукачей. Я ни разу не ошиблась, правда бывало, что честного человека подозревала в стукачестве, но чтобы стукача не учуяла — не было ни разу. Так вот в Лимонове я не чувствую стукача.

forest1333 в своем комментарии назвал Лимонова политический шлюхой. Шлюхи — это которые продаются любому за деньги, а Лимонов остается верен себе и своим убеждениям, если это так можно назвать, на протяжении всего времени, что мы за ним наблюдаем. Меняются оттенки, но суть остатся неизменной. И никакой материальной выгоды он из своей так называемой политической деятельности не извлек. Напротив, он за нее дорого платит. Я видела в новостной программе по телевидению как милиционер с триумфальной площади тащит его за ноги по лестнице, а он головой пересчитывает ступеньки.

И насчет того, можно ли судить об Америке по Лимонову. Америку, по мнению автора комментария, создали достойные люди, а Лимонов лишен достоинства. Автор комментария очень уважает добропорядочных и благополучных, респектабельных американских буржуа, и презирает мятущегося маргинала Эдичку. Я готова согласиться, что американские буржуа - венец творения, но маргинал, человек, не встроенный в систему, со стороны может увидеть то, чего изнутри не увидишь. Так что, взгляд Лимонова мне интересен, тем более, что это взгляд человека, уехавшего из СССР. Неизвестное, незнакомое, непонятное можно понять только сравнивая его с тем, что знаешь, с известным и понятным. А известное и понятное у нас с Лимоновым общее.

Лимонов основатель и лидер партии националистов большевиков. Партия эта была запрещена и перестала существовать, теперь он основал партию «Другая Россия» и руководит ею. Что же это за партии? Мне кажется, что политическими партиями их можно назвать с некоторой натяжкой. В программе нацболов соединялось совершенно не соединимое, и сочеталось абсолютно не сочетаемое, например, призыв к разрушению всего и вся и крайний традиционализм. Такой постмодернистский подход. Пародирование левой и правой идеологии , доведение всего этого до абсурда и превращения в фарс. Как реализовать эту программу не понятно, но похоже, что и реализовывать ее никто не собирался. Главной целью деятельности партии был эпатаж.

Здесь показательна история с нацболом Линдерманом. Власти Латвии преследовали его за экстремистскую деятельность, по их запросу его разыскивал Интерпол. Он был арестован нашим ФСБ на территории России и экстрадирован в Латвию. Там его судили и суд его оправдал. Меня, как россиянина, в этой истории больше всего удивляет и восхищает решение латвийского суда. Действительно, суд в этой стране стоит на страже Закона, а также защищает права и свободы граждан. Разобрались и поняли, что Линдерман всего лишь размахивал кулаками и выкрикивал нечто, не очень связное, и не внятно угрожающее, провоцирующее, с целью людей удивить и себя показать, а эпатаж это не преступление. У нас ему бы как участницам группы «Пусирайт» впаяли бы реальный срок.

У партии национал большевиков были отделения во многих странах СНГ и некоторых странах дальнего зарубежья, были сторонники даже в Канаде. Закомплексованные Эдички, которым необходимо эпатировать публику, чтобы обратить на себя внимание, есть всюду. Эдички всех стран соединяйтесь! Я рассматриваю эту партию, как движение, может, не столько политическое, сколько художественное. Недаром ведь среди основателей партиии были Егор Летов и Сергей Курёхин, и опять же писатель Захар Прилепин.

То, что делает Петр Павленский, которому многие из нас сочувствуют, - публичное зашивание рта, прибивание собственной машонки к брущатке мостовой на Красной площади и пр - это индивидуальная художественная акция, а то, что делают нацболы - коллективная художественная акция. Вся жизнь Лимонова это продолжение романа, но уже не в форме литературы, а в формах самой жизни. Это широкий художественный жест, длиной в жизнь. Конечно, он может нравиться или не нравиться, казаться красивым или некрасивым, внушать разные чувства, от отвращения и ненависти до жалости, но это именно художественный жест.
Tags: Лимонов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments