?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Вернемся в Америку. Нью-Йорк Лимонова
tareeva
Одним из главных достоинств романа «Это я - Эдичка» я считаю созданный Лимоновым образ Нью-Йорка. Как в мировой литературе существует созданный Хемингуэем образ Парижа, так в ней существует образ Нью-Йорка, написанный Лимоновым. Хемингуэй создал о Париже отдельное произведение «Праздник, который всегда с тобой», а Лимонов весь свой роман погрузил в Нью-Йорк.

В «Праздник, который всегда с тобой» мне интересен не столько Париж, сколько сам Хемингуэй. Париж русские люди хорошо знают, не побывав там ни разу. Великая французская литература, которую русские знают не хуже, чем свою, познакомила нас с этим городом. И великий французский кинематограф — действия фильмов чаще всего происходят на улицах Парижа. Да и великая французская живопись, да и городские пейзажи нашего Коровина. Вокзал Сен-Лазар я знаю не хуже, чем Казанский вокзал в Москве, даже лучше, мне не дано увидеть того, что может увидеть художник. Так что «Праздник, который всегда с тобой» для меня это не до конца понятный и очень интересный Хемингуэй на фоне понятного и известного города. При этом я уверена, что, поживи я в Париже, мое восприятие этого города не только бы не совпало с восприятием Хемингуэя, а между моим и его Парижем не было бы ни малейшего сходства.

С Нью-Йорком Лимонова дело обстоит иначе. Лимонов открыл мне Нью-Йорк, и я ему поверила. Это очень русский взгляд на Нью-Йорк, и потому Нью-Йорк стал мне понятен. Мне кажется, что если бы я пожила в Нью-Йорке моя и лимоновская картина города совпали бы, только моя картина была бы гораздо беднее и бледне. О Нью-Йорке Лимонова много написано в дипломной работе Аси Шапкиной, к которой мы постоянно обращаемся, и я ее просто процитирую.

* * *

Особое место в книге Э.Лимонова занимает Нью-Йорк. В. Аксенов в книге «В поисках грустного беби» тоже рассказывает о Нью-Йорке. Мы не рассмотрели это в главе о В. Аксенове, потому что В. Аксенов посвятил Нью-Йорку всего несколько страниц. Великий город в американской книге В. Аксенова промелькнул мгновенно. Но здесь мы вернемся к аксеновскому Нью-Йорку, чтобы сравнить его с лимоновским.

В. Аксенову бросились в глаза в Нью-Йорке контрасты - не контрасты между богатством и бедностью, а контрасты чисто градостроительного порядка, как раз безобразное, по его мнению, смешение богатства и бедности, красоты и уродства, их нераздельность. «Нью-Йорк, - пишет он, - похож на чувака, который заботится о прическе, но не пользуется туалетной бумагой.» В. Аксенов говорит о потрясающем высотном силуэте города в сочетании с мостовой, полной выбоин, ям и луж, о клубах пара неизвестного происхождения, валящих из трещин в мостовой рядом с бриллиантами «Тиффани», о дурном запахе на Мэдисон-авеню, поездка в машине по которой напоминает путешествие по бездорожью Рязанской области, о грязи в углах на Пятой авеню, которую уже и брандспойтом не отмоешь. Нью-Йорк поражает своей этнической пестротой, которая от года к году, как показалось В. Аксенову, все усугубляется. Здесь звучат десятки неслыханных языков и престраннейших акцентов. Половина жителей плохо говорит по-английски. Нью-Йорк «немыслимый город, полный блеска и мрака, любовных историй, чудодейственной наглости, смертей, неожиданных встреч, политических авантюр, греха и преступления, всевозможной жратвы и выпивки...» Друг В. Аксенова - человек, объехавший все европейские столицы, Иерусалим и многие города Америки, большой критик антисанитарии Нью-Йорка, считал, что Нью-Йорк - единственный город, в котором можно и стоит жить, не считая Москвы. В. Аксенов судил иначе. Он отверг Нью-Йорк как возможное место жительства, потому что он ему просто не нравился. Не нравился по многим причинам. Писатель указывает одну: «...решение уехать из Нью-Йорка было вызвано у нас прежде всего эстетическими причинами, эстетическим ущербом (то ли Нью-Йорка, то ли нас самих)...» Но это не единственная причина. Этническую пестроту Нью-Йорка, плохой английский его жителей, так же как наличие в нем большого количества русских эмигрантов, В. Аксенов воспринимал как недостатки. Нью-Йорк был для него недостаточно американским городом, в нем нельзя было увидеть «общего лица Америки», а писатель не хотел жить в мировом городе, ему нужен был именно американский город. Кроме того, Нью-Йорк был для него недостаточно респектабельным, слишком плебейским.
Нужно ли говорить, что то, что отталкивало В. Аксенова в Нью-Йорке, Э.Лимонова могло только привлекать. И эстетические контрасты, сочетание казалось бы несочетаемого, и этническая пестрота, смешение языков и, из обоймы качеств, перечисленных В. Аксеновым в приведенной цитате, возможность неожиданных встреч, политических авантюр, наглость, преступления, да и все другие тоже. Полностью принявший и полюбивший Америку В. Аксенов отверг Нью-Йорк, отвергший Америку Э.Лимонов принял и полюбил этот город.

«Это я - Эдичка» - ньюйоркская книга. Она вся пропитана, пронизана, просвечена Нью-Йорком. О чем бы ни говорил текст книги, в подтексте всегда - Нью-Йорк. Он не только место действия и действующее лицо - он еще и как бы соавтор. Он участвует в формировании, построении романа.

Вот как сам Э.Лимонов описывает процесс писания романа «Это я -Эдичка»: «Эдичка записывал свои вопли, сидя на кровати в отеле на Мэдисон. Начиная утром главу, он покидал отель, жил эту главу на ньюйоркских улицах, и на следующее утро вспоминал ее. Ему было, что вспоминать... Он сделался смел, как крыса, и бесконечно свободен - потому приключения его соответствовали его желаниям. В то лето в Нью-Йорке, благодаря стечению обстоятельств и свойствам его характера, человек этот пережил illumination.»

Вне Нью-Йорка книга была бы другая, герой был бы другим и судьба его сложилась бы иначе. Может быть, где-нибудь в Филадельфии Э.Лимонов действительно органично, а не по принципиальным соображениям, возненавидел бы Америку. Может быть, вообще не смог бы пережить свою личную драму.

* * *

  • 1
Париж русские люди хорошо знают, не побывав там ни разу. Великая французская литература, которую русские знают не хуже, чем свою, познакомила нас с этим городом.
Извините, но это очень смелое утверждение. А знаете почему - потому что в книгах описан город, каким он был 100-150-200 лет назад. Вы можете со мной поспорить и сказать, что он изменился незначительно. А я скажу, что 150 лет назад не было Эйфелевой башни, например.
Поэтому. я. утверждаю. обратное: русские люди - Париж не знают. Если только они не прожили в нем много лет. Как не знают Москву "москвичи", даже те, что называют себя коренными. Потому что "коренной" - это привязанность к корням. У нас нет привязанности к парижским корням - мы туда пришли 200 лет назад, а потом вернулись в свою Сибирь. :)

Нью-Йорк Лимонова, это там, где его дрючил в жопу негр. И это навсегда.

Вот не надо в приличный журнал заходить со своими проблемами. Ни стыда ни совести.

  • 1