?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
С 8 марта!
tareeva
Дорогие женщины и не менее дорогие мужчины! Я вас поздравляю с Международным женским днём — первым весенним праздником в году. Пусть весна этого года станет весной вашей жизни, независимо от того, сколько вам лет. Как пел Вертинский, «В нашей жизни всё ещё поправится, в нашей жизни столько раз весна». В такой день хорошо почитать стихи о женщинах и о любви … Но что именно почитать? Стихов на этим темы бессчётное количество, тьма тьмущая. Я думала-думала, выбирала, и вот что я решила. Не знаю как вам, а мне надоело быть серьёзной. Хочется чего-то легкомысленного, маскарадно-карнавального, невсамделишного, декоративно-красивенького. И я придумала, что восьмомартовским подарком в этом году для нас должен стать Игорь Северянин. Строгая elena_sheo, конечно, скажет, что это пошлость, и даже будет права, но можно это воспринимать и иначе. Серебряный век даже в лице его лучших представителей вообще балансировал на грани пошлости и частенько срывался с этой грани. Такое было время, это вам не Золотой век. Северянин писал о себе

Я, гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!


и это была правда, на его поэзоконцерты публика ломилась и вполне интеллигентная публика. Маяковский его очень любил, знать наизусть.
Стихи, которые я вам предлагаю, вы знаете, но не наизусть от начала до конца, многие стихотворения у Северянина длинные, это их основной недостаток.

Итак, посвятим Женский праздник в этом году кумиру женщин того времени. Степень женского обожания, окружавшего Северянина, теперь даже трудно себе представить. Я подобрала стихи так, чтобы получилось что-то вроде онтологии поэзии Северянина, отражающая все грани его таланта. Если вы всё это прочтёте, то можете больше ничего не читать и быть уверенными, что с поэзией Северянина Вы знакомы.

Это было у моря ...
Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж...
Королева играла - в башне замка - Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.

А потом отдавалась, отдавалась грозово,
До восхода рабыней проспала госпожа...
Это было у моря, где волна бирюзова,
Где ажурная пена и соната пажа.



В очарованье

Быть может оттого, что ты не молода,
Но как-то трогательно-больно моложава,
Быть может, оттого я так хочу всегда
С тобою вместе быть; когда, смеясь лукаво,
Раскроешь широко влекущие глаза
И бледное лицо подставишь под лобзанья,
Я чувствую, что ты вся - нега, вся - гроза,
Вся - молодость, вся - страсть; и чувства без названья
Сжимают сердце мне пленительной тоской,
И потерять тебя - боязнь моя безмерна...
И ты, меня поняв, в тревоге головой
Прекрасною своей вдруг поникаешь нервно,-
И вот другая ты: вся - осень, вся - покой...


Увертюра

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо́ и остро́!
Весь я в чём-то норвежском! Весь я в чём-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрёкот аэропланов! Бе́ги автомобилей!
Ветропро́свист экспрессов! Крылолёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском — это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грёзофарс…
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка — на Марс!


Качалка грёзерки

[Л. Д. Рындиной]

Как мечтать хорошо Вам
В гамаке камышовом
Над мистическим оком - над бестинным прудом!
Как мечты - сюрпризерки
Над качалкой грезёрки
Истомленно лунятся: то - Верлен, то -
Прюдом!

Что за чудо и диво!
То Вы - леди Годива,
Через миг - Иоланта, через миг Вы - Сафо!..
Стоит Вам повертеться -
И загрезится сердце:
Все на свете возможно, все для Вас ничего!

Покачнетесь Вы влево -
Королев королева,
Властелинша планеты голубых антилоп,
Где от вздохов левкоя
Упоенье такое,
Что загрезит порфирой заурядный холоп!

Покачнетесь Вы вправо -
Улыбнется Вам Слава,
И дохнет Ваше имя, как цветы райских клумб;

Прогремит Ваше имя,
И в омолненном дыме
Вы сойдете на Землю, - мирозданья Колумб!

А качнетесь Вы к выси,
Где мигающий бисер,
Вы постигнете тайну: вечной жизни процесс.
И мечты-сюрпризерки
Над качалкой грезёрки
Воплотятся в капризный, но бессмертный
эксцесс!


В парке плакала девочка

[Всеволоду Светланову]

В парке плакала девочка: «Посмотри-ка ты,
папочка,
У хорошенькой ласточки переломлена лапочка, -
Я возьму птицу бедную и в платочек укутаю...»
И отец призадумался, потрясенный минутою,
И простил все грядущие и капризы и шалости
Милой маленькой дочери, зарыдавшей от жалости.


Кензели

В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом
По аллее олуненной Вы проходите морево...
Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,
А дорожка песочная от листвы разузорена —
Точно лапы паучные, точно мех ягуаровый.

Для утонченной женщины ночь всегда новобрачная...
Упоенье любовное Вам судьбой предназначено...
В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом —
Вы такая эстетная, Вы такая изящная...
Но кого же в любовники? и найдется ли пара Вам?

Ножки пледом закутайте дорогим, ягуаровым,
И, садясь комфортабельно в ландолете бензиновом,
Жизнь доверьте Вы мальчику в макинтоше резиновом,
И закройте глаза ему Вашим платьем жасминовым —
Шумным платьем муаровым, шумным платьем муаровым!..


Гурманка

Сонет

Ты ласточек рисуешь на меню,
Взбивая сливки к тертому каштану.
За это я тебе не изменю
И никогда любить не перестану.

Все жирное, что угрожает стану,
В загоне у тебя. Я не виню,
Что петуха ты знаешь по Ростану
И вовсе ты не знаешь про свинью.

Зато когда твой фаворит — арабчик
Подаст с икрою паюсною рябчик,
Кувшин Шабли и стерлядь из Шексны,

Пикантно сжав утончённые ноздри,
Ты вздрогнешь так, что улыбнутся сестры,
Приняв ту дрожь за веянье весны…


Нелли

[Константину Олимпову]

В будуаре тоскующей нарумяненной Нелли,
Где под пудрой молитвенник, а на ней Поль де-Кок,
Где брюссельское кружево... на платке из фланели! -
На кушетке загрезился молодой педагог<…>

ну и хватит, прервёмся не полуслове.

Я ещё раз поздравляю Вас с праздником, дорогие мои.


  • 1
С праздником, Энгелина Борисовна! Спасибо за Северянина :) Я его лет 20 не читала

C Праздником Клары Цеткин и Розы Люксембург)

Поэты Сереряного века жили в своем мире. Придуманном ими.
А вот реальное место, облюбованное Северяниным я часто посещаю. Тойла- замечательное место.

Спасибо, дорогая Энгелина Борисовна! С праздником Вас! Тепла и искристого света!

С праздником Вас, Энгелина Борисовна! Здоровья, вечной весны и молодости в душе! И чтобы продолжались для нас Ваши воспоминания здесь, в ЖЖ!

Мне еще очень нравятся комментарии Энгелины Борисовны на злобу дня). Кстати, вас тоже с праздником!)))

Спасибо, дорогая Энгелина Борисовна за подборку. Пару стихов я знал, но не знал, что это Северянина.
От всей души поздравляю с праздником! Крепкого здоровья и цветочного настроения!

С праздником, уважаемая Энгелина Борисовна! А помните - шампанского в лилию ...

Чудесная Энгелина Борисовна, спасибо вам. Так приятно побыть в этом эфемерном и чувственном мире. С праздником!

Помню эти стихи наизусть, как всё, что читала в юности. Вот Бродского так не помню...К поэзии стихи Северянина, мне так кажется, имеют такое же отношение как празднование 8 марта в НИИ к Кларе Цеткин и Розе Люксембург.
У меня к этому дню было специфическое отношение - мы выращивали цветы в оранжерее Ленинграда. И все стояли на ушах, мужчины били стёкла и лезли в окна и двери, могла вымерзнуть вся оранжерея. На только появившиеся у нас орхидеи вешались таблички с надписью, какому именно партайгеноссе она предназначалась.

С весенним праздником! Счастья,здоровья!

Примерно два месяца назад я взяла с полки томик Северянина и стала его читать. Он стоял на полке 15 лет, но всё руки не доходили, а тут вдруг дошли. Наверно, мне был знак свыше, что скоро Энгелина Борисовна будет говорить о Северянине.
Самые известные стихи Северянина я знала и раньше, но они меня не увлекали. Ну есть такие стихи, ну оригинальничает товарищ, выдумывает несуществующие слова. И пишет он о чем-то давно прошедшем, да и существовавшем ли? Где те "грёзерки" из его стихов? Растаяли как дым, да и были, наверно, только в его воображении.
А сейчас читаю потихоньку, по несколько стихов за раз, и постепенно погружаюсь в их неуловимую окутывающую атмосферу… Что-то меняется, словно я открываю дверь в иной мир. Северянин – это экзотический цветок, на который можно любоваться, вдыхать его аромат… ну и достаточно, чего же ещё? Он неповторим и неподражаем. Попробуй кто-нибудь сказать после него что-то вроде "грозово", "ошедеврить", "оркестромелодия", сразу же получит в лоб слово "плагиат" – и по заслугам. В этих всевозможных "грозово" он весь и есть, в этих сочинённых им изысканно бессмысленных словах заключается большая доля прелести его стихов, без них его поэзию представить невозможно. Вернее, представить-то можно, да и есть у него иные стихи уже послереволюционного периода, когда всё изменилось и муза его тоже изменилась, но те стихи скучны и ничего особенного из себя не представляют. Вялая поэзия поэта средней руки. Настоящий Северянин остался в своём "Серебряном веке" - там, где его назвали королём поэтов. Он только там и нигде более. Впрочем, книгу я до конца ещё не дочитала, так что могу и ошибаться. Вдруг там меня ожидают какие-то открытия?

<<Если вы всё это прочтёте, то можете больше ничего не читать и быть уверенными, что с поэзией Северянина Вы знакомы.>>
Смелое утверждение, но вам, конечно, виднее. К приведённым стихам хочу добавить ещё одно. Мне оно показалось серьёзным - никакого манерничанья, интересничанья, только простое и реальное чувство.

СПУСТЯ ПЯТЬ ЛЕТ
Тебе, Евгения, мне счастье давшая,
Несу горячее свое раскаянье...
Прими, любившая, прими, страдавшая,
Пойми тоску мою, пойми отчаянье.

Вся жизнь изломана, вся жизнь истерзана.
В ошибке юности — проклятье вечное...
Мечта иссушена, крыло подрезано,
Я не сберег тебя,— и жизнь — увечная...

Прости скорбящего, прости зовущего,
Быть может — слабого, быть может — гения.
Не надо прошлого: в нем нет грядущего,—
В грядущем — прошлое... Прости, Евгения!
1910 год

  • 1