?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Эдуарду Багрицкому 120 лет
tareeva

Я прозевала день рождения Багрицкого, он был 3 ноября. Но не я одна прозевала. На канале «Культура» в передаче «Наблюдатель» о юбилее Багрицкого говорили только сегодня. Я считаю, что Эдуард Багрицкий был великий поэт, в этом я убеждена абсолютно. Время, в которое он жил, было временем очередного всплеска, расцвета русской поэзии. Замечательных поэтов тогда было много. Но Багрицкий, по моему мнению, входил в первую тройку: Маяковский, Есенин, Багрицкий, причем, каждый представлял отдельное направление. Его время было временем поисков новых форм во всех видах искусства, и в поэзии тоже, но Багрицкий новых форм не искал. Он продолжал и развивал русскую поэтическую традицию, и на этом пути многого достиг. В мои студенческие годы говорили: «Багрицкий - поэт классицкий», он был один такой и мы его любили. Я вспомнила об этом юбилее сегодня благодаря программе «Наблюдатель» и как-то не готова экспромтом сейчас анализировать творчество Багрицкого. В моей жизни, и в жизни моих родителей и моих друзей его творчество присутствовало. Я много его стихов знаю наизусть. Я вообще использую поэзию в медицинских и в бытовых целях. Стихотворение Блока «О доблестях, о подвигах, о славе» хорошо регулирует сердечный ритм. И ещё я его использую, когда нужно посчитать пульс, а часов с центральной секундной стрелкой под рукой нет. А стихотворение Багрицкого:


« …на плацу открытом с четырех сторон
Бубном и копытом дрогнул эскадрон…»

восстанавливает дыхание. Первая строчка – глубокий вдох, вторая – глубокий выдох.

Хочу сказать несколько слов об этой самой передаче «Наблюдатель», посвященной Багрицкому, хотя она была настолько плохая, что разговор получится не юбилейный. В передаче, кроме ведущего Андрея Максимова участвовали Михаил Левитин, Лев Аннинский, и некто третий, я его не знаю и фамилию не расслышала. К Михаилу Левитину я всегда относилась с уважением, но он сказал, что Багрицкий был одессит, и это в нем главное, и что отъезд из Одессы был для него поэтическим самоубийством, что после отъезда из Одессы он стал писать много хуже, и тому подобную чушь собачью. А Лев Аннинский стал говорить о главном эпическом произведении Багрицкого поэме «Дума про Опанаса», и имя героя поэмы забыл. Ему подсказали: Опанас. А, говоря о стихотворении «Смерть пионерки», которое мы в школе учили наизусть, он сказал, что пионерка Валентина умерла от туберкулеза. Хотя Багрицкий написал, что она умерла от скарлатины. И слово скарлатина там рифмуется со словом паутина. Вот такой уровень, но всё равно спасибо, что вспомнили о Багрицком и мне напомнили о юбилее.

Я думала, какие бы стихи Багрицкого нам с вами сегодня прочесть в честь юбилея, и сделала выбор, который вам, может быть, покажется странным. Я выбрала не лучшие стихи, не самые характерные для поэта, и даже не самые любимые, а те, которые приятно читать в любое время, и в каком бы ты ни был настроении.

* Разбойник *

(Вальтер Скотт)

Брэнгельских рощ
Прохладна тень,
Незыблем сон лесной;
Здесь тьма и лень,
Здесь полон день
Весной и тишиной...

Над лесом
Снизилась луна.
Мой борзый конь храпит.
Там замок встал,
И у окна
Над рукоделием,
Бледна,
Красавица сидит...

Тебе, владычица лесов,
Бойниц и амбразур,
Веселый гимн
Пропеть готов
Бродячий трубадур...

Мой конь,
Обрызганный росой,
Играет и храпит,
Мое поместье
Под луной,
Ночной повито тишиной,
В горячих травах спит...

В седле
Есть место для двоих,
Надежны стремена!
Взгляни, как лес
Курчав и тих,
Как снизилась луна!

Она поет:
- Прохладна тень,
И ясен сон лесной...
Здесь тьма и лень,
Здесь полон день
Весной и тишиной...

О, счастье - прах,
И гибель - прах,
Но мой закон - любить,
И я хочу
В лесах,
В лесах
Вдвоем с Эдвином жить...

От графской свиты
Ты отстал,
Ты жаждою томим;
Охотничий блестит кинжал
За поясом твоим,
И соколиное перо
В ночи
Горит огнем,-
Я вижу
Графское тавро
На скакуне твоем!. -

Увы! Я графов не видал,
И род -
Не графский мой!
Я их поместья поджигал
Полуночной порой!..
Мое владенье -
Вдаль и вширь
В ночных лесах лежит,
Над ним кружится
Нетопырь,
И в нем
Сова кричит...

Она поет:
- Прохладна тень,
И ясен сон лесной...
Здесь тьма и лень,
Здесь полон день
Весной и тишиной...
О, счастье - прах,
И гибель - прах,
Но мой закон любить. . .

И я хочу
В лесах,
В лесах
Вдвоем с Эдвином жить!..

Веселый всадник,
Твой скакун
Храпит под чепраком.
Теперь я знаю:
Ты - драгун
И мчишься за полком...

Недаром скроен
Твой наряд
Из тканей дорогих,
И шпоры длинные горят
На сапогах твоих!... -

Увы! Драгуном не был я,
Мне чужд солдатский строй:
Казарма вольная моя -
Сырой простор лесной...

Я песням у дроздов учусь
В передрассветный час,
В боярышник лисицей мчусь
От вражьих скрыться глаз...

И труд необычайный мой
Меня к закату ждет,
И необычная за мной
В тумане смерть придет...

Мы часа ждем
В ночи, в ночи,
И вот -
В лесах,
В лесах
Коней седлаем,
И мечи
Мы точим на камнях...

Мы знаем
Тысячи дорог,
Мы слышим
Гром копыт,
С дороги каждой
Грянет рог -
И громом пролетит...

Где пуля запоет в кустах,
Где легкий меч сверкнет,
Где жаркий заклубится прах,
Где верный конь заржет...

И листья
Плещутся, дрожа,
И птичий
Молкнет гам,
И убегают сторожа,
Открыв дорогу нам...

И мы несемся
Вдаль и вширь
Под лязганье копыт;
Над нами реет
Нетопырь,
И вслед
Сова кричит...

И нам не страшен
Дьявол сам,
Когда пред черным днем
Он молча
Бродит по лесам
С коптящим фонарем...

И графство задрожит, когда,
Лесной взметая прах,
Из лесу вылетит беда
На взмыленных конях!..

Мой конь,
Обрызганный росой,
Играет и храпит,
Мое поместье
Под луной,
Ночной повито тишиной,
В горячих травах спит...

В седле есть место
Для двоих,
Надежны стремена!
Взгляни, как лес
Курчав и тих,
Как снизилась луна!

Она поет:
- Брэнгельских рощ
Что может быть милей?
Там по ветвям
Стекает дождь,
Там прядает ручей!

О, счастье - прах.
И гибель - прах,
Но мой закон - любить!..
И я хочу
В лесах,
В лесах
Вдвоем с Эдвином жить!..
1923


  • 1
К моему стыду, кроме школьных я помню лишь "По рыбам, по звездам проносит шаланду" и то исключительно потому, что барды положили на музыку. Но люблю в виде песни очень.
Очень интересно узнать больше о бытовом и медицинском использовании поэзии. Впервые прочла о таком. Наверняка у многих есть собственные подобные художественно-медицинские рецепты.
И еще. Об Аннинском. Он написал одно из предисловий к единственной посмертной книге моего брата Владимира Таблера. И очень плохое. Поверхностно-дежурное. Произвел на меня впечатление "свадебного генерала", который выполнил платный заказ, не озаботившись даже тем, чтобы узнать побольше о самом авторе и его жизни.

И вам спасибо, что напомнили, я и не знала о юбилее.

вообще то в школе учили сугубо патриотическое:
Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лёд.

Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.

Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.

"Смерть пионерки" - сильнейшая вещь, хотя и насквозь коммуняцкая.

Использовать стихи для восстановления сердечного ритма или дыхания - это некая вершина, Эверест, нечто непостижимое в понимании поэзии, чего мой слабый ум не объемлет. Никогда бы не подумала, что стихи могут столь прямо и непосредственно влиять на человеческий организм.
А Багрицкий прошёл мимо меня. Я знаю у него только "Смерть пионерки". Именно в этом произведении есть те самые знаменитые строки "Нас водила молодость в сабельный поход", они-то обычно и вспоминаются при имени Багрицкого. Спасибо вам за напоминание о том, что фактически уже забыто и забыто даже теми, кто когда-то помнил.

  • 1