?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
По поводу комментария к последнему посту о связи между литературой и сексуальной революцией
tareeva

Дорогие френды! Комментарии не имеют отношения к основной теме постов – к Америке, Аксёнову и Лимонову, но поскольку они имеют отношение к литературе, мне трудно устоять перед соблазном на них ответить, литература – моя профессия и мое хобби.

Чтобы понять, как связаны появление или не появление литературных произведений и сексуальная революция, достаточно заглянуть в старика Фрейда. В этом ЖЖ мы много говорили о социальных и культурных последствиях сексуальной революции, но поскольку появилось много новых читателей, я не стану отсылать вас к прежним текстам, а повторю здесь коротко, то, о чем тогда говорили подробно. Секс стал доступен когда угодно, как угодно и сколько угодно. Его можно получить больше, чем необходимо человеку. Поэтому пьют «Виагру», смотрят порнофильмы и используют прочие методы искусственного возбуждения и желания. Так что вся энергия, отпущенная для жизни и размножения, расходуется по прямому назначению и без остатка. Сублимации не происходит, для творчества энергии не остается, а ее для творчества требуется много. Раньше, когда действовала сложная система многочисленных сексуальных табу, ситуация была иной. Так что великого больше не будет. Вы сами видите, как все мельчает.

Но это только одна из причин упадка литературы и искусства, связанных с сексуальной революцией.

Есть вторая причина: исчезновение основной темы литературы и искусства – любви, сталкивающейся с препятствиями. Трагедия любви, страдания любви, связанные не с любящими, а с независящими от них объективными обстоятельствами, обычаями, правилами поведения, условностями света. Сейчас была бы невозможна история Анны Карениной, и Катерина, героиня пьесы Островского «Гроза», не бросилась бы с обрыва в реку. Катерина изменила мужу, но об измене никто не знал, и она могла бы продолжать жить как прежде. Но ее мучило сознание греха, она не могла вынести тяжести совершенного греха, публично во всем призналась мужу и покончила с собой.

И все любовные эпосы, и все литературные трагедии любви, они не столько о любви, сколько о препятствиях, порой непреодолимых, с которыми сталкивается любовь. Теперь препятствий нет, бороться не с чем, страдать не от чего, и писать не о чем. Да и накал страсти, для которой теперь нет препятствий, уже не тот. Кстати о страсти. Одно из последствий сексуальной революции – девальвация секса. То, что доступно валяется на дороге, только нагнись и подними, естественно теряет цену. И мы видим все больше и в литературе, и в кино, и в жизни – не страсть, а похоть. Между страстью и похотью такая же разница, как между горением и гниением. С точки зрения химии – это один процесс, но какие разные формы. Страсть – это когда тело становится душой, а душа – телом, когда тебя нет, времени нет и с пространством происходит что-то странное, ты не понимаешь, взлетаешь ли ты в небо или падаешь на дно ада. Когда Джульетта, после первой и единственной ночи с Ромео никак не может поверить, что уже утро – понятно какой была ночь. «О нет, то не рассвет, и не жаворонка голос … то поёт соловей». Страсть изменила время, уплотнила его, спрессовала часы в мгновение. В восточных религиях, где к сексу относятся не так как в христианстве, считается, что в таком состоянии человек богоподобен и богоравен.

Ну а похоть – это просто чесать, где чешется. Козьма Прутков говорил, что два дела раз начавши трудно перестать: рассказывать о былых походах и чесать, где чешется. Если все время чесать, где чешется, то настоящая страсть так и не придет. Страсть вообще редкая птица. Так и помрешь, не узнав, что это такое. Это отсутствие страсти в жизни соответственно влияет на литературу. Да не только на литературу.

Во времена Веласкеса и Гойи запрещалось писать обнаженную натуру. Оба эти художника нарушили запрет. Когда смотришь на картину «Венера с зеркалом» Веласкеса или «Обнаженную Маху» Гойи, то понимаешь, чем была для этих художников женщина и такая казалось бы низменная вещь как плотская любовь. Они писали эти картины, рискуя оказаться под судом инквизиции, погибнуть под пытками. Писали потому, что не могли не писать, и страх мучительной и позорной смерти не мог их остановить. А посмотрите на сегодняшние ню.

Страсть не опасна для души, она закаляет и возвышает душу, а похоть может душу разрушить, уничтожить совсем. Об этом фильм Бертолуччи «Последнее танго в Париже», Золя писал об этом. Можно было бы это обсудить, но мы и так уже слишком долго говорим о сексе.

Продолжение следует.

  • 1
страсть опасна для жизни, про душу не знаю, для нее тоже, наверное :) и вы преувеличиваете невозможность страсти в наши дни, возникнув, как и прежде, против воли человека, она не снимается мастурбацией, похотью и пресыщением, хоть и переносится несколько легче. А то что обнаженное тело детабуировано, это селяви, ничего страшного в этом нет.
Страсть была и должна быть редкостью, второй раз на эти грабли может только полный идиот.

>>Так что великого больше не будет. Вы сами видите, как все мельчает.

Нет, Энгелина Борисовна, не вижу. Склонен думать, что вы просто слишком предвзято относитесь к современному искусству или попросту не знакомы с ним вовсе. Талантливые люди были всегда, пища для размышлений была всегда и для искусства есть целая масса тем, кроме любовной. Вообще странно от вас, человека с большим жизненным опытом, встретить столь узкий взгляд на искусство и странно, что рассматриваете вы его исключительно под углом любовно-сексуальной проблематики.

Не могу согласиться полностью. Даже насчет "Последнего танго в Париже". Я считаю, что накал страстей там высочайший, из-за чего и происходит этот страшный финал. Фильм произвел на меня сокрушительное воздействие когда-то. И я его поняла так, что невозможен голый секс без чувств, как декларировали герои. Душа возьмет свое все равно, отвергнет чисто телесную версию взаимоотношений и приподнимет отношения от фарсовых до трагедии. Если бы это была похоть и только похоть, они бы не стали для секса неизменно возвращаться друг к другу, нашли бы других партнеров. Что-то неумолимо тащило их друг к другу, и они не понимали, что. А это была любовь, только в другой форме. Так что любовь в этом веке жива и процветает, только приняла слегка и иногда другие формы. И препятствия на ее пути другие, но они есть, жизнь очень горазда на их изобретения. Когда я встречаю тут в Англии очень пожилых людей, проживших душа в душу по 60 лет, сердце радуется тому, что любовь жива, она передана другим поколениям.
Но как вы прекрасно описываете истинную страсть, Энгелина Борисовна! Я рукоплещу мысленно ) Но вы заставляете таким описанием мучиться тьму людей, которым такого испытать не довелось и не доведется никогда.

Почему, когда я слышу слово "сублимация", мне хочется схватиться за пистолет?)и вовсе не в фрейдистском смысле))

Так как я был одним из авторов тех недоумённых комментариев по поводу сексуальной революции и мельчания литературы, то позволю себе и сейчас удивиться. Даже ещё больше удивиться. Если здоровая сексуальная жизнь и творчество несовместны, то ни один писатель, состоящий в браке или имеющий постоянного партнёра, не создал бы ничего стоящего. Граф Толстой, например. Про любострастного Пушкина с его списками умолчим.
И совсем уж в скобках замечу, что ни Виагра, ни порнофильмы возбуждающими средствами не являются.
Ну да ладно, дело не в деталях, да и вообще не в сексуальной революции, которая лишь сделала секс менее табуированной темой, да и только, более похотливым после неё человек не стал, просто стал более искренним и искусным в этом.
Поражает сам подход к творчеству как к производному от личной жизни авторов. Всё, видимо, идёт от этой марксистской "теории отражений", которая вот уже и любовь ставит в зависимость от общества с его запретами и нормами. Но это ведь совсем не так. И история Анны Карениной, и история Катерины повторяются каждый день и каждый час, ну не в запретах же там совсем дело! Мир полон криков счастья и боли от любви как и раньше, как всегда. И мир, нас окружающий, и мир литературы. Люди они всегда люди, и какие-то там общественные нормы, то позволяющие, то запрещающие с кем-то спать, их не никак изменят.

"Августовские любовники,
Августовские любовники приходят с цветами,
Невидимые зовы парадных их влекут,
Августовские любовники в красных рубахах
с полуоткрытыми ртами
Мелькают на перекрестках,
исчезают в переулках,
По площадям бегут.
Августовские любовники
В вечернем воздухе чертят
Красно-белые линии рубашек
совьих цветов,
Распахнутые окна между черных парадных светят,
И они все идут, все бегут на какой-то зов.
Вот и вечер жизни, вот и вечер идет сквозь город,
Вот он красит деревья, зажигает лампу, лакирует авто,
В узеньких переулках торопливо звенят соборы,
Возвращайся назад, выходи на балкон, накинь пальто.
Видишь, августовские любовники пробегают внизу с цветами
Голубые струи реклам стекают с крыш,
Вот ты смотришь вниз, никогда не меняйся местами
Никогда ни с кем, это ты себе говоришь.
Вот и цветы и квартиры с новой любовью,
С юной плетью, выходящей на новый круг,
Отдавая себя с новым криком и с новой кровью,
Отдавая себя, выпуская цветы из рук.
Новый вечер шумит, никто не вернется, над новой жизнью,
Что никто не пройдет под балконом твоим к тебе
И не станет к тебе, и не станет, не станет ближе
Чем самим к себе, чем к своим цветам, чем к самим себе"

Бродский. Как иллюстрация к теме)

Сюжет "Анны Карениной" легко реален и в наши дни, если смахнуть с нее романтический флер.
Молодая женщина практически открыто гуляет с любовником, муж терпит и прощает. Потом она просит развод, муж соглашается, соглашается также оставить ей сына. Но женщина вдруг решает, что если ей удастся остаться женой чиновника, а любовника держать в любовниках, то это будет удобнее и выгоднее. Поэтому она говорит, что развода не хочет, и уезжает с любовником в Италию, оставив сына мужу. Вернувшись обратно, она видит, что общество от нее отвернулось, соглашается на развод, но оскорбленный муж уже не соглашается отдать ей сына, логично предполагая, что жене на ребенка плевать...
Вполне современный сюжет, разве нет?

Спасибо за пост, всё так и есть.

Миф на мифе и мифом погоняет

Похоже, что вы путаете доступность порнографии и доступность секса. Первое - действительно доступно. Про второе - слишком сложно понять, как минимум. Говорят, например, что отдых за рубежом теперь доступен. Однако же за границей, как известно, бывают менее 15% граждан России. Эта аналогия не про деньги, как вы можете подумать. Она про неравномерность распределения. Не секрет, что нередко те, кто имеет возможность ездить, бывают за рубежом неоднократно в течение года. (Отпуск, Новый год, майские каникулы etc.) Зато подавляющее большинство населения не было за границей вообще никогда.
Между прочим, если про выезд за рубеж есть достаточно точная статистика (ведь пересечение границы фиксируется пограничниками), то реальные цифры по количеству сексуальных контактов по определению не известны. Потому что с лампой Росстат не стоит, есть только ответы респондентов опросов. А как их проверить? Очевидно, что в такой деликатной сфере многие уклоняются от ответа, многие другие преувеличивают свои достижения (чтобы не выглядеть синим чулком/неудачником) а некоторые преуменьшают, чтобы не выглядеть гулящей/развратником.
Так что же там на самом деле? Т.е. не по _мнениям_ высокоморальной журналистской общественности, колеблющейся не без учёта линии партии, а в действительности?

Дальше, вы говорите, что секс _стал_ доступен. Но ведь и до революции он был доступен, во всяком случае, в городах. Государство регулировало проституцию, как известно. Врачи должны были следить за состоянием здоровья проституток. (Сейчас без цитат из Куприна, пожалуйста.) Это в советские годы "секса у нас не было", да и то не сразу с 1917 года. А в другие эпохи человечество в основном относилось к сексу как к важной составляющей жизни, как к насущной потребности. Для армий были маркитантки, в портовых городах бордели etc. Секс таки был доступен. Ваши слова про то, что он "стал доступен" выглядят весьма странно. Это (осознанно или нет) инвектива в адрес последних 25 лет российской истории, т.е. в адрес "демократии", конечно.

Ну и главное. Секс - важнейшая потребность человека, причём не только биологическая, но и социальная. Так разве должен он быть недоступным? Если он стал более доступен, чем при Советах - разве это плохо? Почему другие потребности (в еде, в обучении, в охране здоровья) следует удовлетворять, а в сексе - нет?

  • 1