?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
По поводу комментариев к постам об Америке, Аксёнове и Лимонове.
tareeva

Дорогие френды, вы знаете, что комментарии мне читают. Я со слуха, может быть, не всё улавливаю и отвечаю невпопад и не тому.

Дорогая Надя! Спасибо за забавный рассказ про вьетнамских студентов. Бедные наши классики, советская пропаганда умело использовала их в своих целях, превратила чуть ли не в большевиков.

Уважаемый Игорь Эйдельман!
Не могу сказать, что сейчас я страстная поклонница творчества Аксенова. Но, чем был молодой Аксенов в советской литературе, знают только шестидесятники. Это был глоток свежего воздуха. Представьте себе, что такой была тогда советская литература: Кочетов, Бубеннов, Панферов, Саянов, Софронов, Суров. Их длиннющие романы издавались многомиллионными тиражами и заполняли полки книжных магазинов и библиотек, их пьесы шли во всех театрах страны. А тут вдруг Аксенов, который не скрывает своей любви к Хемингуэю, и иногда открыто и даже демонстративно ему подражает. Аксенов, Гладилин, Искандер – с их произведениями в литературу вошла живая жизнь. Останется ли он в своем времени или переживет его, мы не знаем. Боюсь, что литература вообще останется в ХХ веке, за пределы ХХ века не выйдет, возможно, ее время кончилось. Есть много признаков этого и для этого есть много причин – от сексуальной революции до Интернета. Постмодернизм – это реквием по литературе, если возможен издевательский реквием.


У Аксенова мне нравятся больше всего рассказы, написанные в шестидесятых, такие как «Папа, сложи», «Половина расстояния до Луны», «Дикой», эпиграф к этому рассказу: «В Рязани грибы с глазами, их едять, а они глядять», стал чуть ли не паролем у шестидесятников.

Шестидесятые - это было время прозрения, и Аксенов прозрению много способствовал. К позднему Аксенову я равнодушна. «Московскую сагу» просто не могу читать. И фильм по этому роману не могу смотреть. Скучно, неталантливо и неправда.

Человеку для творчества, да и для жизни, я думаю, нужно сопротивление среды, а полное благополучие творчеству противопоказано.

Что же касается Америки Лимонова, то она существует в литературе, и еще как, особенно Нью-Йорк. Художник всегда эгоцентрик, и занят больше собой, но, если он истинный художник, а Лимонов американского периода был таковым, то окружающий его мир отразится в его произведениях настолько ярко, насколько велик его талант. Об этом у моего любимого писателя Карела Чапека есть рассказ. Мне кажется, года два назад я его уже пересказывала в ЖЖ, но для Вас, Игорь, перескажу еще раз.

На главной улице Праги машина сбила женщину и промчалась. Женщина погибла. На месте происшествия собрались зеваки. Появился сыщик. Это сквозной персонаж серии рассказов Чапека, как Шерлок Холмс у Конан Дойла или патер Браун у Честертона. Сыщик стал опрашивать свидетелей. Показания расходились во всем: марку машины называли по-разному, цвет машины описывали по-разному, номер машины никто не заметил. Один из свидетелей сказал, что он вообще ничего не видел. Он поэт, он шел и сочинял стихи, он был погружен в себя и окружающий мир для него не существовал. Сыщик спросил: «И что же, господин поэт, вы сочинили стихи?» «Сочинил», - ответил поэт. «Прочтите их, пожалуйста», - попросил сыщик. Я здесь приведу из этих стихов те обрывки строчек, которые запомнила.

В знойный Сингапур
Вы уносились в гоночной машине.
Повержен в пыль надломленный тюльпан.

О шея лебедя!
О грудь!
О барабан и эти палочки -
трагедии знаменье!

Сыщик подумал и сказал: «Надломленный тюльпан – это, конечно, наша потерпевшая в красном платье. Машина, значит, была гоночная. Но почему Сингапур знойный? Вероятно, машина была какого-то желто-оранжевого цвета. Шея лебедя – это, конечно, двойка, грудь – тройка, барабан – ноль, а палочки – единицы. Значит, номер машины был 23011». И представьте, все подтвердилось, все так и было. Машину нашли, и преступники были наказаны.
Вот вам и эгоцентрик, который не видит ничего кроме самого себя.

Уважаемый messie_anatol!
Спасибо за информацию о родителях Лимонова. Мне было интересно. А вы-то, случайно, не мистификатор? Что-то подозрение берет. Что касается Лимонова-мистификатора, то от меня спрятаться в тексте невозможно. Я слишком опытный и квалифицированный читатель. Читала больше 80 лет почти 24 часа в сутки без перерыва на обед. Я когда читаю, то чувствую автора независимо от того, хочет он этого или нет. Почти вижу его. Представляю себе внешность, чуть ли не пиджак, в который он одет, и стул, на котором он сидит. И это относится не только к художественным произведениям, но и к статьям и даже агитационным листовкам. А если я этого не чувствую, то, значит, автор пустое место и читать его не стоит. Мой муж однажды попытался меня обмануть. Тогда вся Москва зачитывалась новым романом, влюбилась в этот роман и в автора, и я тоже. Муж сказал мне, что если бы я его увидела, то не влюбилась бы в него. Это маленький человечек, очень толстый и совершенно лысый. Муж сказал, что видел его в ресторане дома литераторов. Я попыталась вспомнить весь роман и не увидела там этого и не поверила мужу. Подумала, что в ресторане он познакомился с целой компанией и теперь уж не помнит, кто именно как выглядит. Потом я сама познакомилась с этим писателем и убедилась, что он выглядит точно так, как я себе представляла, когда читала роман.

Уважаемая ira_k!
В Вашингтоне я не была, но описание пентхауса – это почти точная цитата из книги Аксенова «В поисках грустного бэби».

  • 1
Спасибо за ваш отзыв, дорогая Энгелина Борисовна. А я-то думала, что я была сумасшедшей читательницей, но мне до вас далеко. Но я же инженер-механик (курам на смех), не филолог. Читала я обоих описанных товарищей, но они оба показались мне проходными, ничем особенным не зацепили, хотя Эдичка, конечно, куда более эпатажный, и из ряда постных и правильных советских писателей, конечно, вылезал, как гвоздь из ботинка. А Аксенов - я забыла его вкус и вибрации, я где-то так книги запоминаю, те эмоции, которые испытала при чтении, тогда в памяти остается зарубка "читать этого еще и еще". А про Аксенова не осталось ничего. Но надо учесть, что я крайне мало читала русских писателей после того, как открылись закрома западной литературы. Отношение к Америке у меня абсолютно такое же, как у вас. Нет ничего такого плохого в Америке, что не описали великие американские писатели, там всегда хватало пищущих правду. И читающих ее, иначе там не было бы антивоенных демонстраций в таком масштабе, как во время вьетнамской войны. А в России были бы. Сейчас. Поэтому не вижу смысла изучать Америку, где я тоже не была, по русским писателям, когда один Воннегут сказал об Америке в сотни раз больше и глубже, да еще и с юмором.

Из Аксёнова надо читать "Жаль что вас не было с нами" - остальное можно не.
А ещё лучше послушать авторское чтение - есть на "Старом радио" например. Это реально шикарная штюка)
Правда рекомендую: staroeradio ru/audio/8599 (точечку подставьте только)

Спасибо. Я немало читала Аксенова, особенно в последнее время - "Остров Крым"). Но эту книгу - точно нет, почитаю обязательно. Но я не люблю слушать, слишком медленно для меня, торопыги, вечный цейтнот.

Ну, именно вот эту послушать стОит)) Это не книга - рассказ, хотя и большой, скорее повесть наверное, да. По времени - это ровно виниловая пластинка. В детстве (позднем), переходящем в юность и теде - любимейшая из ээээ "аудиокниг") Под это даже честно и с восторгом читал потом "заработную" книжку Аксёнова про Красина (из какой-то революционной серии) - просто поскольку голос слышал и становилось весело - хотя этот текст-то был нуднейший, кажется)

Edited at 2015-09-11 00:29 (UTC)

Дорогая Энгелина Борисовна! Осмелюсь поправить. Сингапур был не знойный, а дальний. Соответсвенно именно Сингапур автором был избран, поскольку там живут малайцы у которых кожа коричневого цвета и автомобиль был коричневый.

Интернет-то я еще могу представить себе, как повлиял на литературу. А вот чем виновата сексуальная революция ?

Да, меня это тоже удивило. Могу предположить, что после сексуальной революции литература стала куда более "женской", более чувственной, чем рефлексивной, властительниц дум сейчас действительно чуть ли не больше, чем властителей, что многих заставляет презрительно кривиться, но не думаю, что Энгелина Борисовна именно это имела в виду)

Можно предположить, что до сексуальной революции было популярно сублимировать  желания в творчество, а потом уже топлива на все не хватало. Как говаривал Резерфорд,: Что отдашь женщине, не отдашь физике. Хотя Пушкин справлялся.


О! Глубоко!.. Не, ну если так, то и чёрт с ней, с литературой)

Энгелина Борисовна! Можете мне не верить.
Помимо мамы Лимонова я общался с разными людьми в Харькове, чья молодость совпала с молодостью Лимонова.
И которые его тогда хорошо знали.
В том числе с некоторыми прототипами героев его книги "Молодой негодяй" и других.
Художниками, поэтами и просто богемными персонажами.
Я часто ездил в Харьков с 2005-го года.
У меня там друзья близкие.
Читал и интервью с отцом Лимонова в харьковских газетах.
Когда я встречался с матерью Лимонова, он уже умер.
С ней тоже есть интервью, где она говорит о том, что нельзя верить тому о чем пишет ее сын.
Его проза якобы почти документальная.
Описаны реальные люди с настоящими их фамилиями.
Но все это не нон-фикшн.
А только под нон-фикшн маскируется.

я посмотрела цитату. да, она точная. но это практически очень маловероятно; достаточно посмотреть на карту города. конечно, вполне возможно, что в 80ые на Вайоминг авеню стоял дом с последнего этажа которого открывался весь город как на ладони ( а нужен именно такой эффект)... но мне кажется, что Аксенов слукавил немного... Капитолий и памятник Вашингтону увидеть можно (Капитолий стоит на холме, памятник самая высокая точка)...но вот чтобы все сразу и без бинокля...да еще и в соседстве с президентом... :)
Вашингтон маленький город. все рядом. и да, в Вашингтоне очень много неба, зелени и свободного пространства. в этом смысле эмоция передана очень точно. и действительно часто себя ощущаешь в центре фотографии... но я бы не воспринимала буквально.

спасибо, что ответили на мой комментарий.

Уважаемая Энгелина Борисовна! Удивительно, что Вы так скептично настроены по отношению к будущему литературы. Постмодернизм это совершенно нормальный процесс переосмысления того огромного наследия, которое нам подарили 19-начало 20 веков, никакой это не реквием, а новый этап развития. Вся средневековая литература также была по сути комментарием античности, но литературу это не убило.
С начала этого века, наоборот, в мире наблюдается книжный бум, взрыв интереса к литературе, и писателей скоро станет чуть ли не больше, чем читателей. Понятно, что большая часть успешно продаваемой литературы сейчас представляет собой продукт технологий, изначально рассчитанный на определённый круг читателей, во-многом литература становится "конвейерной", но тем не менее и больших ярких творцов становится всё больше.
Если же говорить о России, то мы как раз находимся на пороге своеобразного "бронзового" века русской литературы. Во всяком случае за последние 20 лет значимых авторов и произведений появилось в разы больше, чем за весь период чахлой "советской" литературы. Шишкин, Сорокин, Быков, Толстая, трое Ивановых, Водолазкин, Пелевин, Шмараков, Улицкая, Пелевин, Геласимов, Иличевский, Прилепин, Секацкий, Шаров, Степнова, Костюкович, Григоренко, Чижов, Сенчин и многие-многие другие при разной степени таланта - это явления в нашей словесности, каких давно не было. Не говоря уж о беллетристике, о "лёгких жанрах". Расцвет переживают и украинская и даже белорусская русскоязычные литературы.
А с тем, что мы переживаем "бронзовый век" русской поэзии согласны уже, кажется, последние скептики.

Фигни всегда было много, только она не дошла.Во времена Чехова тоже были белледристающие дамочки, как их Набоков называл. То, что их теперь много, так это результат ликбеза и всеобщего образования. И наличия программ, правящих ошибки.


Ох.Сперва пропустил список (не успевал в коментах рыться) - сейчас пошёл искать из-за поста ЭБТ.
То да, движняк есть.
Но вот честно - последний русский писатель уровня очень хорошего был (пока что) Розинер (и Улицкая не дотягивает тож, кстати). Мне сейчас Украина куда интересней - ни Прилепин, ни Сенчин до "Ворошиловграда", например, сильно не дотягивают, при всей вроде бы похожести и кажущейся близости культурного кода - из-за рефлексии, похоже. Рефлексией, сильно педалируемой, у нас проза просто сочится - а для хорошей прозы требуется гораздо больше безбашенности.
Ну а в поэзии совсем
ну т.е. вот честно - настолько терпеть не могу век "серебряный" (не в персоналиях, а как явление) - что "бронзового" только не хватало))

Я уже боюсь вас комментировать)

  • 1