Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Наш враг США или Америка в моей жизни. Продолжение 4.


Два главных героя нашей дипломной работы, два столь различных писателя В. Аксенов и Э. Лимонов и в Америку приехали по-разному.

Аксенов был американофилом с младых ногтей. Его юность пришлась на годы, когда мы все нашу советскую жизнь вдруг увидели по-другому. Увидели, как далека она от идеалов революции, которые на словах как бы продолжали исповедовать, и как далека она от современной жизни западного человека, которая вдруг нам показалась привлекательной. Стала очень действовать на нервы унификация. Она касалась не только образа мыслей и образа жизни вообще, но так же и деталей - длины волос, ширины брюк. Аксенов в свои студенческие годы, также как и его друзья, боролись за право хотя бы одеваться так, как хочется, и за право слушать джаз, он был почти запрещен. Америка представлялась страной, где человек имеет право быть непохожим на других, жить как хочется и как получится, словом, где есть все, что недоступно нам. Америка представлялась поколению Аксенова почти идеалом. По убеждениям Аксенов примыкал к диссидентам.

У Лимонова тогда, насколько я понимаю, убеждений вообще не было. Он говорил, что у него с советской властью расхождения только эстетического порядка. Правда, мы с вами знаем, что расхождения эстетического порядка - это очень серьезные расхождения.

Аксенов приехал в США в 1980 году по приглашению для работы преподавателем русской литературы в одном из американских университетов. Он приехал в страну своей мечты и не разочаровался, что бывает редко. Обычно мечта не выдерживает сравнения с действительностью. В 1985 году он был лишен советского гражданства и тяжело пережил это. В 1990 году гражданство ему было возвращено, и в 2004 году он приехал в Россию. Жил то в Москве, то в Биаррице, и в 2009 году умер в Москве от тяжелой продолжительной болезни.

Лимонов уехал из страны не по своей воле. Об этом в Википедии написано: «Председатель КГБ Ю.В. Андропов в декабре 1973 года назвал Лимонова «убеждённым антисоветчиком». В 1974 году Лимонов эмигрировал из СССР и жил в США. Причиной к этому, по свидетельству самого Лимонова, послужило поставленное сотрудниками КГБ условие: при отказе быть «секретным сотрудником» — эмиграция на Запад».

В Америке Лимонов написал свой знаменитый роман. После США жил во Франции, в Россию вернулся в 1991 году. Что такое Эдуард Лимонов сегодня, вы знаете не хуже меня. Эдуард Лимонов эпохи написания романа, как мы уже говорили, отличался от Лимонова сегодняшнего. Тогда никто не предполагал грядущих исторических изменений, не предполагал, что СССР исчезнет с карты мира, и Лимонов не ожидал, что сможет вернуться на родину, только это будет уже другая страна.

В Америке Аксенов и Лимонов и жили по-разному, как бы в разных мирах. Аксенов был уважаемым университетским профессором, человеком респектабельным и обеспеченным. Лимонов в Америке бедствовал, перебивался случайными заработками, как в СССР, работал грузчиком, помощником официанта и т.п., получал пособие. Америка Лимонова это социальные низы, маргиналы.

В результате наших исследований у нас сложился положительный образ Америки, очень привлекательный, причем не только по произведениям Аксенова, но в не меньшей, а может и в значительно большей степени, по произведениям Лимонова.

Поговорим сначала об Америке Аксенова. Приехав в США, Аксеновы выбрали местом жительства Вашингтон. Нью-Йорк они отвергли, потому что этот город показался им недостаточно американским, слишком интернациональным. В Вашингтоне Аксеновы сняли довольно дорогой пентхаус на холме Адамс-Морган с видом на Капитолий, монумент Вашингтона, памятник Линкольну и прочие священные символы американской демократии. Поскольку квартира оказалась недалеко от резиденции президента, Аксенов стал называть президента «мой сосед», произнося это с большой симпатией и теплотой. Вскоре после приезда, Аксенов, прогуливая собаку, познакомился с дамой, которая тоже прогуливала свою собаку и жила по соседству. Собачьи знакомства самые светские и в то же время самые душевные. Собачники вызывают друг у друга особое доверие. Дама пригласила Аксенова с женой в гости, как сказали бы мы – на чашку чая. На эту же «чашку чая» она пригласила множество своих друзей, чтобы угостить их «этими русскими». За столом завязался оживленный разговор по тематике очень похожий на разговоры на наших интеллигентских тусовках. Аксенова удивили левые настроения, даже левые убеждения его новых знакомых. Он сказал, что Маркс устарел. Эти его слова не вызвали понимания у сидевших за столом. Все замолчали, удивленно посмотрели на Аксенова и вопросительно на хозяйку, будто спрашивали: кого ты привела в дом, с кем ты нас знакомишь.

Аксенов забавно рассказывает о расположенном недалеко от его дома книжном магазине ««Революционные книги», где в красном углу висит большой портрет Ленина, а по стенам портреты Сталина, Ким Ир Сена, Мао Цзе Дуна, Хо Ши Мина, Брежнева, Суслова, Чапаева и пр. «Здесь вы можете купить любую революционную книгу, включая даже книгу Лаврентия Павловича Берия «К истории большевистских организаций Закавказья» в «дивном английском переводе»». Замечательно, что такой книжный магазин есть и расположен недалеко от Капитолия, и раз такой магазин существует, значит, есть достаточный спрос на революционную книгу.

В университетской среде Аксенов наблюдал левые настроения, и поначалу его это испугало. Ему показалось, что вот сейчас американская интеллигенция выстроится в колонну и стройными рядами пойдет бороться за, может быть, даже социализм. Но вскоре он понял, что у этого разгула левых настроений есть четкая граница. Она пролегает там, где возникает угроза демократии. Демократия – высшая ценность, а демократия и насилие несовместимы, и демократия это не власть большинства, а гарантия прав для любого меньшинства.

Прочитав Аксенова, я поняла, что в Америке существует интеллигенция в русском понимании этого слова. Мы всегда считали, что интеллигенция это чисто русское явление, а на Западе есть интеллектуалы и какие-то «высоколобые» интеллектуалы, но это совсем другое. Мы считали, что слово «интеллигенция» также отличается от слова «интеллектуалы», как слово «правда» от слова «истина», или даже от слова «наука». Русская интеллигенция сочувствовала обездоленным и боролась за их интересы. Борьба принимала разные формы - от издания журналов соответствующего направления, таких, как «Колокол» Герцена, журналов, издававшихся Чернышевским, Добролюбовым и Некрасовым до террористических актов, которые устраивали народовольцы, а позже эсэры. Левая американская интеллигенция действует не столь радикально. Но левые взгляды это хорошая платформа для критики американской системы с гуманистических позиций для защиты интересов тех, кому в Америке живется хуже.

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments