?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Наш враг США или Америка в моей жизни. Продолжение
tareeva

Джон Стейнбек одну из своих книг назвал «Путешествие с Чарли в поисках Америки». Нельзя быть большим американцем, чем Стейнбек, и если уж ему для того, чтобы найти Америку, пришлось отправиться в путешествие, то что же говорить обо мне…

В прошлом посте я написала, что в поисках Америки обращалась к американской литературе и американскому кино. Не могу сказать, что сделала это напрасно. Конечно, в литературе и в кино Америка отразилась, но не могу сказать также, что у меня появилось ощущение будто я поняла эту страну. И американская литература и американская кино – это взгляд американцев на самих себя, взгляд изнутри. А хотелось бы почитать, что пишут об Америке не американцы, побывавшие в этой стране. Вот Маяковский был в Америке и написал об этом стихи. Я эти стихи перечитала и получила большое удовольствие, была рада, что нужда заставила меня их перечитать. Маяковский был человеком с очень определенными идеологическими убеждениями. Приехал в США, чтобы проверить правильность этих убеждений, и, конечно же, они подтвердились. Он писал:

Я в восторге
от Нью-Йорка города.
Но
кепчонку
не сдерну с виска.
У советски
собственная гордость:
на буржуев
смотрим свысока.

Понятно, что гордость, и понятно, что свысока, ведь он приехал из первой в мире страны победившего социализма. Но почему он все-таки в восторге от Нью-Йорка города? И стихотворение «Бруклинский мост»:

Как в церковь
идет
помешавшийся верующий,
как в скит
удаляется,
строг и прост, -
так я
в вечерней
сереющей мерещи
вхожу,
смиренный, на Бруклинский мост.

И

…Если
придет
окончание света -
планету
хаос
разделает влоск,
и только
один останется
этот
над пылью гибели вздыбленный мост…

У Маяковского – футуриста, авангардиста, Бруклинский мост вызывает не просто восхищение, а некий почти религиозный восторг. Словом, отношение к Америке двойственное. Можно еще почитать «Одноэтажную Америку» Ильфа и Петрова.
Но и Маяковский, и Ильф и Петров были в Америке как бы в командировке. И их произведения об этой стране – выполнение социального и даже государственного заказа.

Я когда-то ездила в командировки от журнала «Советская женщина». Не могла отказаться от этих командировок, очень хотелось поездить по стране, а на свои деньги не поездишь, да и в гостинице места не найдешь, но выполнить заказ журнала было очень трудно. Мне ни разу не удалось. Вот так и советские писатели за рубеж ездили. Надо было почитать кого-нибудь, кто пробыл в Америке более ли менее продолжительное время, и желательно, чтобы это было новейшее время.

Разобраться с Америкой было необходимо. Эта далекая страна, во многом противоположная России, слишком важное явление, чтобы можно было жить, не разобравшись в нем, не определив отношения к нему. Но как разбираться, да и ленивая я стала для серьезной умственной работы. Для того, чтобы приняться за такую работу, должна была возникнуть какая-нибудь необходимость. Но тут на мое счастье моя ученица, которую я подготовила к поступлению на филфак университета (МПГУ), а потом прошла с ней весь университетский курс, подошла к дипломной работе. И мы с нею решили выбрать тему дипломной работы, которая поможет нам «разобраться с Америкой». Мы выбрали такую тему: «Америка в творчестве В.Аксенова и Э.Лимонова («В поисках грустного бэби», «Новый сладостный стиль» и «Это я, Эдичка»). Эту тему надо было еще «пробить» через деканат. И надо было найти преподавателя, который согласился бы руководить такой дипломной работой. Преподавателей Аси (так звали мою ученицу) я знала по ее рассказам. Это было уже новое время, но университет представлял собой хорошо сохранившийся уголок советского литературоведения. От моего времени он отличался только необразованностью и непрофессионализмом молодого преподавательского состава. Уважение у меня вызывал только профессор Терновский. Он всю жизнь занимался поэзией Серебряного века, и кое-что сделал в этой области. За окнами бушевали бури, ломались копья, происходили невероятные перемены, а профессор Терновский, почти не замечая этого, продолжал заниматься поэзией Серебряного века. Ася занималась у него в семинаре и написала курсовую работу по одному из стихотворений Блока. Работа Терновскому понравилась и между ним и Асей возникли отношения по типу: учитель – любимая ученица. Но как сунуться к Терновскому с нашей темой, столь далекой от Серебряного века? Ася все-таки решилась. Он спросил у Аси только - где она нашла эту тему. Ася сказала, что сама ее придумала. Терновский сказал: «Я сразу понял, что это не нашего деканата тема» - и согласился. Деканат с подачи Терновского тему эту утвердил, и мы приступили к работе.

Было понятно, что Терновский не может быть научным руководителем работы по теме, которой он никогда не занимался и что Асе нужно только его имя, чтобы получить разрешение на работу. Реально работой руководила я. Каждую главу Ася носила Терновскому домой, он к тому времени был уже очень болен и в университете не бывал. Студенческая дипломная работа – это особый жанр, и Ася вынуждена была соблюдать законы жанра. Поэтому работа получилась несколько растянутой, нужен был листаж, и поэтому мы не могли написать все, что хотели, чтобы не вызвать возражения комиссии, которая будет принимать дипломную работу. Я выложу эту работу здесь как только появится кто-то, кто сможет мне помочь, скорее всего это будет последняя декада августа. Кому будет интересно и кому хватит терпения – смогут ее прочесть. Работу написала Ася, но мы с ней все обсуждали, и там нет ни одного слова, с которым я не была бы согласна. Я сейчас в нее заглянула и была несколько разочарована. Мы с Асей явно переосторожничали, побоялись сделать определенные выводы, впрочем, несмотря на нашу осторожность, защита прошла очень непросто….


Продолжение следует.

  • 1
"...отсюда
безработные
в Гудзон
кидались
вниз головой..."


в Гудзон они никак кидаться не могли, потому что Бруклинский мост не через Гудзон, а через Ист ривер.

я бы не стала доверять поэтам, а поэтам с очень определенными идеологическими убеждениями - тем более.

В оригинале роман Стейнбека называется просто - Путешествуя с Чарли. ( В поисках Америки - подназвание, данное в скобках) в русском переводе его включили в название романа почему-то.

Скажите пожалуйста, а смотрели ли Вы документальный сериал про путешествие В.Познера и И.Урганта "Одноэтажная Америка"? Они путешествовали по маршруту Ильфа и Петрова семьдесят лет спустя. И, если смотрели, - понравилось ли Вам?

>> но выполнить заказ журнала было очень трудно. Мне ни разу не удалось.

Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, а что был за заказ?

  • 1