Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Не самый художественый фильм.Продолжение

Прошлый пост – это был текст, написанный год назад. Теперь, пересмотрев фильм, я хочу продолжить. Мы уже говорили о том, как Снежкин клялся в верности Булгакову, и мы сравним дом Турбиных у Булгакова и у Снежкина. Не нужно говорить о том, что для Булгакова дом Турбинных – это символ России и в каком-то смысле модель России,- это для всех очевидно. Булгаков много пишет о том, как этот дом устроен, какие предметы его наполняют, пишет отдельно о занавесках, о чашках и пр. Все эти предметы имеют для него почти сакральное значение. Этот дом создавался десятилетиями, сложился исторически, все предметы нашли своё место, и уже много лет стоят на этих местах. Во всём этом есть преемственность, связь поколений, связь с национальной почвой. Дом Турбиных – это мир, и мир гармоничный. В нём красота и благородство.

У Снежкина дом некрасивый, тесный, мещанский. Какие-то случайные предметы мебели стоят на случайных местах, и все на них натыкаются. На двери, которая ведёт из квартиры во двор, висит какая-то кружевная занавеска или кусок занавески, прежде висевший на окне. Такие старые занавески, кружевные или тюлевые, сейчас обычно вешают на подмосковных дачах, завешивают двери, ведущие на открытую террасу. Они защищают от мух, это их единственная функция. Как такая занавеска оказалась на двери в доме Турбиных – непонятно. Это не единственная нелепость.


Под стать этому дому и его обитатели. Не знаю, с кого начать, но начнём хоть с Лариосика. Он не главный герой, но очень известный персонаж. Лариосик – это для актёра не роль, а просто мечта, подарок судьбы, прямо-таки кусок счастья. Первым Лариосиком был великий Михаил Михайлович Яншин. Я не застала его в этой роли. О Яншине – Лариосике ходили легенды. Студенты ГИТИСа, и среди них мой муж, знали интонацию его реплик, особенности пластики – им это преподавали. Муж пытался мне это показывать, было очень смешно и трогательно. В фильме «Дни Турбиных» Владимира Басова Лариосика играет Сергей Иванов. Он играл того же героя, какого играл Яншин. Трогательно смешного, искреннего, простодушного, немного нелепого и бесконечно обаятельного. Его нельзя было не полюбить. В фильме Басова «Дни Турбинных» дуэт Лариосик-Мышлаевский (Басов) – это как бы особая тема и сыграна с блеском. У Снежкина Лариосика играет Сергей Брюн. От традиции М. Яншина и С. Иванова Снежкин и его актер, вероятно, отказались сознательно, хотели создать что-то свое. Но создавали они это свое как бы совершенно на пустом месте. Они отказались не только от театральной и литературной традиции, от культурной традиции, но и вообще существовали вне исторических реалий. Поэтому получилось что-то уродливое и непонятное. Лариосик похож на дегенерата, что-то в нем просматривается от холуя, возможно, создатели роли думали о Епиходове. Когда человек вылетает из истории, как пробка из бутылки, то, естественно, он беспомощно барахтается, как бы в невесомости, не находя опоры.

Вообще сравнение с фильмом Басова напрашивается невольно. И Снежкин, и его актёры должны были иметь это в виду, должны были понимать, с кем соперничают. Вот, например, Мышлаевский - Басов и Мышлаевский - Пореченков. Я хорошо отношусь к актёру Пореченкову. Он мне нравился, когда был молодой и худой и когда стал немолодой и толстый. Но его Мышлаевский наталкивает меня на воспоминания о том, как Пореченков приехал на Украину в машине гуманитарного конвоя, надел на себя головной убор с надписью «Пресса», взял автомат и начал стрелять. На его Мышлаевского это похоже.
Я люблю Дятлова, вернее, питаю к нему слабость. Никогда не упускаю случая послушать его сольный концерт, хотя исполнитель он очень неровный. Но его Шервинский мне не понравился. Надо же хоть попробовать сыграть человека того времени, о котором роман. Нельзя же подсовывать нам, пытаясь выдать за Шервинского, современного не слишком интеллигентного парня с его замашками, интонациями, мимикой. Они были другие – с хорошими манерами. И хорошие манеры были не от учителя танцев, а от высокого понимания чести. Если Дятлов не сыграл русского офицера, то мог бы хоть сыграть завлекательного мужика, это у него всегда получалось. Но верно Снежкин и этого ему не позволил сделать. Невозможно поверить, что Елена, которую любят все, выбрала Шервинского - Дятлова.

Шервинский – Лановой в фильме Басова, на мой взгляд, больше похож на булгаковского героя. У всякой эпохи есть свой стиль. И вот этот стиль нужно было уловить, понять и передать, или хотя бы попытаться это сделать, осознать, что есть такая задача. Ни Пореченков, ни Дятлов такой задачи себе не ставили. А Басов и Лановой поставили, и это у них получилось.

Если говорить о нелепостях в фильме Снежкина, то хочу сказать еще об одной. Тальберг говорит Шервинскому, что не может позволить ему ухаживать за своей женой, и просит его больше не бывать в их доме. Шервинский отвечает, что попросить об этом его может только Елена, но она никогда этого не сделает. Нормальный разговор. Но происходит этот разговор почему-то в общественном помещении, и мизансцена построена так, что Тальберг стоит на верхней ступеньке широкой мраморной лестницы, а Шервинский на нижней ступеньке, и оба они орут. Мимо ходят люди, которые вполне могут услышать этот разговор, тогда пострадает доброе имя женщины, которую любят и Тальберг и Шервинский. Надо же мпостроить такую идиотскую мизансцену.

Сказать о Хабенском дурное слово рука не поднимается. Всё, что я знаю о его жизни, вызывает у меня к нему глубочайшее уважение. Но как актёр он мне нравится только в фильме Месхиева «Женская собственность» и фильме Филиппа Янковского «В движении», впрочем, это один и тот же герой. Герой «Женской собственности» - это его роль. И так случилось, что в жизни с ним произошло то же, что с этим героем. Он пережил ту же трагедию. Но уже в роли Колчака он вызывает у меня серьезное сомнение. Сам Хабенский сказал о себе, что на экране он себя не узнает, отказывается узнавать, а потом, когда ему приходится понять, что это он, то начинает себя ненавидеть. И я его понимаю. Правда, вина здесь не только на нем. Мы уже говорили о том, что в фильме Снежкина много отсебятины, того, чего у Булгакова не было. И вот большая часть этой отсебятины связана как раз с Алексеем Турбинным.

Чтобы быть справедливой к Хабенскому, нужно сказать о фильме Берединского «Географ глобус пропил». Хабенский там прекрасен. Когда есть хороший сценарий и хороший режиссер, то уж Хабенский не подведет.

Я хочу вообще сказать об образе русского офицера в творчестве Булгакова. Русский офицер – это любимый герой Булгакова и это его положительный герой. В пьесах «Дни Турбиных» и «Бег», в романе «Белая гвардия» Булгаков создал галерею таких образов. Эти люди следуют кодексу чести русского офицера, а кодекс чести русского офицера – это и есть основа идеологии Булгакова, не меньше, но, увы, и не больше. Честь вообще не христианское понятие и определяет скорее внешние формы жизни, чем ее глубинное содержание, но Булгакову важен именно этот уровень.

Чем бы ни занимался герой Булгакова, которого он любит, это все равно переодетый русский офицер. Таков Воланд в «Мастере и Маргарите», таков Понтий Пилат в белом плаще с красным подбоем и шаркающей кавалерийской походкой. Загляните в историю античного костюма – плаща с красной подкладкой вы там не найдете. «Красноподкладочники» - это совсем из другого времени и другого места. Вот, правда, Мастер – это не офицер, но Булгаков его и не написал, он его только обозначил. И профессор Преображенский, конечно, не русский врач и не русский интеллигент. Судя по фамилии, он не из дворян, а из духовного сословия, а поповские дети – это и были главные народники. Они создали свою веру, которую можно назвать народобожие. В молодости реальный, не булгаковский, профессор Преображенский ходил в народ, и тогда народ народников не принял. Крестьяне агитаторов-народников сдавали уряднику. А потом этот народ сделал революцию, и профессор Преображенский, наконец, получил возможность служить народу. Те из них, кто не эмигрировал, а остался в России, служили народу верой и правдой. Мои родители, когда были студентами, учились у таких профессоров, и дома много о них говорили. Я помню эти разговоры. И сейчас я понимаю, что, когда народ, который не принимал их когда-то, сам пришел в их аудитории, они были счастливы. И посвятили остаток жизни тому, чтобы передать народу всё, что знали и умели. А булгаковский профессор Преображенский – гурман, жуир и любитель пожить и пожить, который очень хорошо знает, что после чего пьют и что чем закусывают, и говорит об этом много и с большим знанием дела и удовольствия, на реального русского врача совсем не похож. И реальный профессор Преображенский не стал бы шантажировать своих высокопоставленных больных, угрожая им, что не сможет их лечить, если ему не будут обеспечены определенные и исключительные для того времени материальные блага – многокомнатная квартира. В сущности это всё, что я хотела сказать об образе русского офицера в творчестве Булгакова.
Продолжение следует…
Tags: Белая гвардия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments