?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Не самый художественный фильм Сначала по поводу комментариев к постам «Старость – это Рим».
tareeva
Дорогие френды! Большое спасибо, что прочли мои жалобы и стенания по поводу старости и очень меня поддержали. Правда поддержали, обласкали, и мне стало легче.

Хочу ответить на комментарий salmin26 . Уважаемый salmin26! Вы пишете, что примат духовного над материальным и будущего над настоящим – это характерные черты национального менталитета папуасов. Признаюсь, вы меня удивили. Может быть, вы можете сослаться на какие-нибудь тексты из литературы папуасов, подтверждающие вашу правоту? Или на какие-нибудь памятники культуры, созданные папуасами, причем в эпоху, когда они не знали влияния европейцев? Если знаете – напишите об этом, я думаю, это будет интересно всем. Я убеждена, что всякий папуас как родовое существо должен пользоваться теми же правами, что Лев Толстой. Но не считаю, что папуас равен Льву Толстому по уровню духовного развития. Особенности русского менталитета, которые я назвала, – о них вся великая русская литература. Я так понимаю, что вы, молодое поколение, от имени которого вы пишете, хотите отказаться от этого наследия. Вы не любите Толстого, Достоевского, да и, вероятно, Чехова, не только не любите, а, наверно, и презираете. Я уже писала о том, что теперь не Россия, а Европа, Запад – наследники великой русской литературы. Ваш комментарий подтверждает это. Там, за рубежами России, наших великих писателей читают, почитают, благоговеют перед ними, экранизируют, инсценируют, пишут о них биографические романы и снимают биографические фильмы. Например, писатель из ЮАР, Нобелевский лауреат Кутзее, написал роман о Достоевском. Том Стоппард написал пьесу «Берег утопии», в которой действующими лицами являются Герцен, Чернышевский, Бакунин и пр. Спектакль идёт 10 часов, и западный зритель его смотрит, интересно им. Но вам, как я понимаю, всё это неинтересно и не нужно, у вас это вызывает только раздражение, и вовсе не гордость, а, скорее, даже стыд.


Жить только материальным, личными частными интересами и ограничивать перспективу будущего только покупкой новой машины, или какие у вас там еще есть ценности, может быть счет в банке и т.п., – я бы умерла со скуки. И это вы называете – “стать цивилизованными людьми”? Смотрите, не просчитайтесь. Копошиться в приземном слое и не видеть звезд – это жалкое существование. «А вы на земле проживете, как черви слепые живут… Ни сказок про вас не расскажут, ни песен про вас не споют». Впрочем, это ваш выбор, вы имеете на него право.

Дорогие френды, что-то много получается о кино. То с «Солнечным ударом» долго возились, то с сериалом Константина Худякова, но вот как-то так складывается. О фильме Снежкина «Белая Гвардия» я начала писать давно, сразу после премьеры на канале «Россия» в 2012 году, но что-то мне тогда помешало. Потом этот фильм запретили на Украине, в этой связи я его вспомнила и стала писать о нем, но что-то опять отвлекло. При этом я всегда помнила об этом своем невыполненном намерении, как о невыполненном долге, только повода не было вернуться к нему. Но вот повезло - как говорится, на ловца и зверь бежит. Фильм показали на прошлой неделе на канале «Культура». Я его пересмотрела и могу закончить свой отложенный опус. Начало – это текст, написанный год назад. Я ничего менять не стала.

С фильмом Снежкина «Белая гвардия» у меня получилась такая история. Примерно за месяц до телепремьеры фильма меня пригласили на предпремьерный просмотр с последующим обсуждением. Тогда мое имя значилось в каких-то списках «лидеров общественного мнения», вот меня и пригласили. Я отказалась. Мне как-то был непонятен формат мероприятия, это был какой-то интернет-просмотр и интернет-обсуждение, а я уже плоховато видела и боялась, что на маленьком экране компьютера не все разгляжу. Но когда фильм показали по телевизору, я, помня о приглашении и своем отказе, сочла своим долгом фильм посмотреть и высказаться о нем. Я начала смотреть фильм с самыми хорошими ожиданиями. Я видела один фильм Снежкина – «Цветы календулы», и он мне понравился. На этот раз мне предстояло увидеть экранизацию, экранизация - дело особое, всегда рискованное, но я не боялась. Булгаков не самый мой любимый писатель, «Белая гвардия» - не самое любимое из произведений Булгакова, и если фильм Снежкина не вполне соответствовал бы литературному первоисточнику, меня бы это не очень огорчило. Лишь бы фильм был хороший. Мы знаем экранизации, которые превосходили литературный первоисточник по художественному достоинству. Но на этот раз все было иначе. Фильм мне не понравился, он произвел на меня сильное впечатление, причем отрицательное, но я о нем не написала, что-то помешало, отвлекло, да и повод показался мне недостаточно серьезным. Я очень жалею, что не написала о нем тогда, по следующим причинам.

1. Тогда это был бы чистый разговор о фильме, об искусстве, а теперь, когда он запрещен на Украине, неизбежно примешаются и какие-то внекинематографические соображения – у читателей, не у меня.
2. Тогда я писала бы под свежим впечатлением, а теперь фильм подзабылся, впечатления сгладились.
3. Тогда я лучше писала.
Я всю жизнь привыкла думать, водя пером по бумаге, это был такой мыслительно-механический процесс. Как будто перо и есть мыслящий субъект. Теперь я диктую, не видя текста, и это, конечно, отражается на его качестве.

Я и сейчас не стала бы писать о фильме «Белая гвардия», если бы не высказывание Снежкина. Режиссер сказал, что он очень нежно и бережно отнесся к роману Булгакова, к каждому слову, прямо-таки все укутывал, окутывал и т.п. Это меня почему-то очень разозлило. Возможно, Снежкин говорил все это искренне, но для того, чтобы что-либо сберечь и сохранить, нужно понимать, что именно ты сохраняешь. Понимать суть и особенности того, что у тебя в руках. Иначе твои действия могут привести к прямо противоположным результатам. Можно, например, положить живого младенца в морозилку, чтобы он сохранился, не протух. Если не понимать, что главное в младенце – жизнь, а не мясо. Что-то в этом роде произошло у Снежкина с Булгаковым.
Писатель создает мир, читатель должен войти в этот мир и на какое-то время стать его обитателем. Понять его и почувствовать. У Снежкина не получилось войти в мир Булгакова. Он прошел через него, как экскурсант, как турист. Ни в чем не разобрался. И главное – не разглядел и не понял людей, живущих в этом мире. Этим объясняется неудача фильма. Чудовищная неудача.

У меня такое впечатление, что Снежкин вообще ничего, кроме «Белой гвардии», у Булгакова не читал. Не прочел даже «Дни Турбиных», а ведь там те же герои. Роман мне кажется несколько сырым, недописанным, недодуманным. Похоже, сам автор был не слишком доволен им, и именно поэтому, не дописав роман, сразу стал писать пьесу. Он где-то рассказал об этом, но не могу вспомнить, где, поэтому не могу дать ссылку. А вот пьеса – несомненный шедевр. Но отдельно взятое произведение, без связи с предыдущим и последующим, вне связей со временем написания и с литературным процессом, понято быть не может. Экранизировать произведение, вырванное из литературного и исторического контекста,– это такой варварский подход к экранизации. Нужно знать все творчество автора и, главное, понять, что нового он внес в литературу. Какая проблематика, какие новые герои появились в литературе с его приходом. Это определяет место писателя в истории литературы, и все это нужно иметь в виду, держать в голове, когда экранизируешь любое его произведение. Снежкин ничем этим не заморачивался. Пришел с улицы, ухватил что увидел, и поступил с этим, как захотел.

В те дни, когда я смотрела фильм, мне все время звонили мои друзья и возмущались, каждый по-своему. Позвонил один из моих молодых друзей – антиквар, большой знаток в своей области и сказал: «Энгелина Борисовна, вы видели в гостиной Турбиных венские стулья?!» Я сказала: «Видела. А как тебе вообще фильм?» Он сказал: «Да я, как только увидел интерьеры этого дома, так сразу телевизор выключил и больше смотреть не собираюсь».

Венские стулья – это, может быть, мелочь, но дело в том, что дом Турбиных – не случайное прибежище его обитателей. Этот дом для Булгакова – символ России. Он вырос из русской почвы, укоренен в ней, она определила его порядок и уклад. Если бы не эта почва, то дома Турбиных не было бы, а если бы она не создала дома Турбиных, то для чего она существовала. Именно так представляет себе все это Булгаков. Турбины, их дом, их окружение, воплощают то лучшее, что создала Россия. Писатель все это любил и хотел, чтобы мы это полюбили, а полюбив все это, осознали бы, какой трагедией была революция.

Продолжение следует.




  • 1

Спасибо! Очень приятно читать Ваши посты, а главное - очень интересно. Никогда не интересовалась классической русской литературой, но теперь оч хочется понять  о чем Вы пишете. Попробую прочитать Дни Турбиных.
Понимаю, что то, что напишу далее, возможно не входит в Ваши планы и совершенно "без претензий" если Вы этого не сделаете, но если Вы все-таки найдете на это время, могли бы Вы перечислить самые интересные,  запомнившиеся Вам литературные произведения, которые Вы бы посоветовали прочитать? Я думаю, это было бы интересно еще кому-то кроме меня...



Edited at 2015-07-07 04:38 (UTC)

Я тоже недолго смотрела, как Ваш антиквар, и выключила телевизор.Дух был не тот. Я даже не успела понять, хорошо ли играют. Играли - не то.
Мне трудно тут писать, потому что не получается восторгаться Вами, как молодые, а так и тянет писать: "А вот я, а вот у меня... "Но я понимаю всю неуместность этого. Масштабы наших личностей несопоставимы, и дело не в разности возрастов( мне 71).
Вот и сейчас мне хочется рассказать: когда я впервые читала Булгакова, (переписанное от руки " Собачье сердце"), что передо мной талантище - я поняла сразу, но при этом снисходительно улыбалась на дворянские брюзжания...Прозрение пришло позже.( Вот кинофильм по этой булгаковской вещи -это да.)

  • 1