Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ошибка Константина Худякова. Продолжение.


Дорогие френды! Как всегда вклинились актуальные события и разговор о фильме «Однажды в Ростове» пришлось прервать на полуслове. На этот раз актуальные события были: сначала юбилей Бродского, а потом мой юбилей. Последнее событие выбило меня из колеи почти на 2 недели. Разные гости, приходили в разные дни и в разное время суток, в зависимости от того, когда им было удобнее и от того, кого из моих друзей они хотели у меня встретить, а кого не хотели. А потом, в связи с днем рождения Пушкина, я вспомнила историю, которую и рассказала в одном из предыдущих постов. А потом, мне ужасно захотелось пожаловаться вам на свою старость, и вы меня поняли и посочувствовали мне, и это было мне отрадой.
А теперь я, со свойственным мне и уже хорошо известным вам тупым занудством, хочу продолжить разговор о фильме К. Худякова, несмотря на то, что разговор этот, как я поняла, никого не заинтересовал. Не было ни одного комментария. В июле, 9-го или 10-го, нашему блогу исполнится 6 лет, и за 6 лет это первый случай, чтобы ни одного комментария. Я даже не представляла себе, что такое бывает. Может, тема оказалась для вас неинтересной, а может я неинтересно написала. Я там, кстати, рассказала кое-что о себе, возможно излишне откровенно и потом жалела об этой откровенности, но оказалось, что я напрасно беспокоилась. Читать никто не стал. Я пишу о том, что интересно и важно мне и если это еще кому-нибудь интересно, то хорошо, а если нет, то значит, так тому и быть.
Первые серии «Однажды в Ростове» про события в Новочеркасске. Происходящее в фильме в точности соответствует тому, что происходило в действительности и так же непонятно. Может быть, если бы нам показали людей – участников событий до начала этих событий, показали бы их жизнь, то их поведение нам стало бы понятнее. Если бы были конкретные живые люди с их характерами, отношениями, желаниями, мыслями, то возможно, они вызвали бы у нас сочувствие или даже любовь. И это определило бы наше отношение к событиям. Но здесь полная безликость, и если мы сочувствуем этому стихийному протесту рабочих, то не из-за того, что нам показали фильм, а из-за того, что мы знали и без фильма, до него.
А в фильме снимались хорошие актеры, там даже Богдан Ступка сыграл свою последнюю роль в кино. Но он не очень понимал, что играть и не играл ничего, просто был собой, и мы увидели то, чего возможно, не должны были видеть. Мы увидели, как физически трудно существовать человеку в старости. Увидели малоподвижное лицо без мимики, тяжелый невыразительный взгляд, походку и пластику человека, уже не вполне владеющего своим телом. Юрий Беляев – один из моих любимых актеров, здесь играл роль генерала Шапошникова. Этот генерал сначала отказался направить танки против демонстрантов, а потом, после расправы, сделал все, чтобы информация о событиях стала достоянием общественности. Советский генерал, не подчинившийся приказу и разгласивший то, что должно было остаться тайной – интереснейший и сложнейший образ. Но Юрия Беляева как-то не увлекла задача раскрытия этого образа, видно и режиссеру это не было нужно. Художественного анализа событий в Новочеркасске мы не увидели, и вскоре рассказ об этих событиях сменился рассказом о событиях совсем другого рода.

Серии о новочеркасских событиях сменились сериями о банде уголовников. Это меня удивило, и я утратила интерес к фильму. Но поскольку вокруг меня все продолжали этот фильм безудержно хвалить, я, пропустив несколько серий, вернулась к телевизору и честно досмотрела сериал до конца. Сериалы о бандах преступников и о полицейских, которые их ловят, идут по всем каналам телевидения круглые сутки и это уже невозможно смотреть. И снимать такое, на мой взгляд, стыдно. Детектив, конечно, имеет право на существование, но это низкий жанр. Чистое развлечение, и развлечение грубое. Бывают развлечения куда более изящные.
Вообще, интерес к детективу это феномен, который, вероятно, могут объяснить профессиональные психологи. К искусству детектив может быть причислен лишь условно. У автора и у «потребителя» этих произведений другая мотивация, другая цель. Искусство – это особый способ моделирования действительности. Наука занимается анализом реальности, а искусство создает синтетическую модель. Даже когда художник считает, что не изображает жизнь, не интересуется ею, даже тогда его искусство отражает жизнь. Оно отражает личность художника, его состояние, а художник – часть жизни, часть своего времени. Поэтому, даже когда мы смотрим на абстрактную картину, мы каким-то образом можем определить, когда она была написана. В произведениях литературы, кинематографа и пр. читатель, зритель узнает свои жизненные ситуации, узнает себя, знакомых, а так как на модели все понятней, чем в реальной жизни, то ему вдруг что-то открывается. Искусство помогает человеку понять себя и других, увидеть причины, следствие и перспективы, найти оправдание своей жизни. И все это, к тому же, эстетически осмысленно, превращено в красоту – отсюда катарсис. Но к детективу все это отношения не имеет. Там ситуации и люди, с которыми мы в жизни никогда не сталкивались, там нет наших жизненных проблем, герои решают чисто логические задачи, и важны не люди, а сюжет. Если восприятие произведения искусства требует работы души и формирует душу, то восприятие детектива блокирует работу души. В этом смысле детектив это чистый отдых и, возможно, в этом его привлекательность.
Впрочем, в гангстерский фильм включены и другие сюжеты, там есть диссидентствующий профессор и его жена, которая переправляет за рубеж рукопись некоего романа. Естественно, это вызывает ассоциации с историей романа «Доктор Живаго». Но все эти сюжеты сняты как-то без души, без вдохновения, такое впечатление, что они включены в фильм для полного джентльментского набора.
Впрочем, дело не только в джентльментском наборе, здесь есть еще одна цель - показать нам, как хорошо мы живем теперь. И за рубеж можно ездить, и публиковаться можно где угодно, и говорить можно что хочешь. А мы все недовольны, неблагодарные. Нам бы в ножки поклониться нашему лидеру, благодарить его денно и нощно, а мы все высматриваем пятна на этом солнце.
Как вообще все это получилось? Как возник этот, на мой взгляд, уродливый гибрид. Продюсер Сергей Жигунов захотел, чтобы был снят фильм о его родных местах – Ростове и окрестностях. Он предложил Елене Райской написать сценарий и назвал несколько тем. В этих местах жил Шолохов и сценарий мог быть связан с Шолоховым или его произведениями. Он назвал еще несколько тем, я не помню какие , назвал, конечно, события в Новочеркасске, возможно, упомянул и о банде Толстопятовых. Елена Райская выбрала события в Новочеркасске и банду Толстопятовых, хотя между этими историями временной промежуток в 6 лет. Может быть, в объединении этих двух историй в одном фильме и не было злого умысла. В начале шел рассказ о событиях, которые не могли не привлечь внимания людей мыслящих, интеллигенцию, а дальше, для массового зрителя шел обычный банальный гангстерский фильм.
В истории банды Толстопятовых фильм не вполне совпадает с реальными событиями. Я не считаю, что это недостаток. Создатели фильма не обязаны быть биографами бандитов, скрупулезно описывать их жизнь, деятельность и характеры. Они могут все это изменить в соответствии со своей задачей, а эти изменения как раз и покажут нам, в чем авторы видели свою задачу. В этом смысле одно несовпадение фильма и жизни представляется особо значимым. В жизни банду раскрыла милиция, ведомство Щёлокова. Преступления банды вызвали общественный резонанс, и чтобы успокоить общество, нужно было поймать бандитов как можно скорее, а у милиции долго не получалось. КГБ вмешиваться не спешило. Мы знаем о соперничестве Андропова и Щёлокова. Так вот, Андропов ждал, пока Щёлоков провалится, и тогда КГБ покажет, как нужно работать. Но милиция все же справилась, и КГБ задействовано не было. В фильме основная роль в раскрытии банды принадлежит КГБ. Для чего сценаристу Елене Райской понадобилось это отступление от реальности легко понять. Ей нужно было показать, что с бандитами боролось то же ведомство, которое расправлялось с протестующими рабочими. Это соответствует основной идее фильма: социальный протест рабочих и преступная деятельность банды – явление одного порядка. Она это прямо сказала в интервью на Эхе Москвы. Сказала, что в объединении истории о Новочеркасских событиях и истории банды Толстопятовых в один фильм много смыслов – одно породило другое. Говорить так, значит не просто ошибаться, а ошибаться злонамеренно и преступно. Социальный протест и антисоциальное поведение бандитов – это вещи противоположные. Социальный протест порождается противоречиями системы и может служить разрешению этих противоречий. В принципе социальный протест – явление положительное. Уголовные преступления существовали во все времена, во всех странах и при всех системах, и в советское время уровень уголовной преступности был намного ниже, чем в до- и послесоветское время. В советское время каждый был где-то прописан, и если человек ночевал не по месту прописки, это могло вызвать вопросы. Каждый где-то работал, раз в год нужно было в домоуправление представить справку с места работы. Если такой справки не было, то человеку грозили неприятности, вплоть до суда за тунеядство и высылки из Москвы и любого другого большого города. Кроме того, каждый был приписан к какой-то поликлинике, больнице, образовательному учреждению и пр. В такой системе преступникам существовать было трудно. Да и воровать имело смысл только у государства. Богатых людей было мало. А залезть в квартиру, для того чтобы под стопкой белья найти тощую пачку денег, которые хозяева копят на новый телевизор или ковер, а в шкафу взять единственную ношенную меховую шубу – это не стоит того, чтобы рисковать свободой. Как сказал сатирик «с преступностью у нас плохо, в смысле хорошо, в смысле нет ее, в смысле есть, но мало». Именно поэтому серьезные ограбления, или серии ограблений, становились известны всей стране.

Основная идея фильма - любой социальный протест это абсолютное зло, он порождает и стимулирует уголовную преступность, антисоциальное поведение. Эта идея сейчас самая востребованная властью. Наша власть панически боится социального протеста, видно чувствует, что для такого протеста есть серьезные основания. Вроде 86% поддержки, а они трясутся от страха. И никакие меры защиты от этого протеста, подавление его не кажутся избыточными. Реальные тюремные сроки получают участники мирного шествия. Это шествие объявляется массовыми беспорядками, а спровоцировать такие беспорядки очень просто. Для этого нужно только, чтобы милиция преградила дорогу разрешенному согласованному шествию. Я имею ввиду события на Болотной. Жестко преследуются даже одиночные пикеты. Полиция задерживает тех, кто громко произносит тексты, содержащие критику политики власти. А вроде бы у нас свобода слова. Подавляется не только видимый протест, но все, в чем власть усматривает возможность протеста. Объявляются иностранными агентами некоммерческие организации, занимающиеся правозащитной деятельностью, и даже благотворительностью. И еще нас очень любят пугать майданами и революциями. Мы все время слышим, что создаются какие-то структуры в армии и спецслужбах и пр., которые призваны заниматься изучением цветных революций и предупреждением их. Революция - это историческое событие, это тектонический сдвиг, которое не может организовать один человек или группа лиц. Революции происходят тогда, когда неразрешимые противоречия между элитой и народом достигают какого-то порогового значения. И так же, как один человек или группа лиц не может организовать революцию, так же никакие структуры не могут воспрепятствовать тектоническому сдвигу. Если страна развивается, если интересы власти совпадают с интересами народа, то угрозы революции нет. У нас, к сожалению, дело обстоит иначе, власть это прекрасно понимает и боится прозрения народа. Государственная пропаганда нагромождает горы лжи, в частности, об угрозе революции и о губительности и разрушительности любых протестных действий. Естественно, что в такой ситуации всякое произведение искусства, несущее эту идеологию, может рассчитывать на поддержку. Я понимаю, почему художники готовы выполнять этот государственный заказ. То, что делает Елена Райская, меня не удивляет и не огорчает. А вот за Константина Худякова как-то обидно. Хотя его можно понять. На то кино, какое он снимал раньше, финансирования не получишь, а жить как-то надо. Да и талант, он ведь требует реализации, не дает покоя. И руки скучают по ремеслу. И все же у меня ощущение, что Константин Худяков не совсем понимает, что такое, отнюдь не «разумное, доброе, вечное» посеял его фильм, для чего использовали его талант.

Я хочу сказать еще об одной интересной особенности фильма, об одном его достоинстве. Большую роль в фильме играет глупость. Она чуть ли не главное действующее лицо. Она прет отовсюду. Кто-то сказал про нас: «Не ту страну назвали Гондурасом». И вот нам показали настоящий Гондурас. Почему рабочие, возмущенные повышением цен на продукты и снижением расценок на работы, пошли громить Новочеркасский Горком? Ведь они прекрасно понимали, что цены повышаются, а расценки снижаются во всей стране, и Новочеркасский Горком на это повлиять никак не может. Могли бы написать или послать ходоков в Москву, в ЦК, Совет Министров или в ВЦСПС, расценки на работы, я думаю, все-таки с профсоюзом как-то согласовывались. А что мог сделать местный Горком? То, что против рабочих направили именно танки - еще одна необъяснимая глупость. Генерал Шапошников пишет письма, подписывает их «народный фронт», и надеется, что его не вычислят. Но как можно быть таким дураком? И бандиты не умнее. Печатание фальшивых денег это известное, достаточно распространенное во всем мире преступление. Но, фальшивые деньги именно печатают. Стараются использовать наиболее подходящую бумагу, и соответствующие технологии. Напечатанные деньги мнут, часто в специальном устройстве, и уже «измятые» купюры, не отличимые от настоящих денег, пускают в оборот. Толстопятов рисует деньги на обычной бумаге, каждую купюру отдельно, кисточкой и красками, которые от попавшей на них капли воды смываются. Иногда он даже рисует на одной стороне листка, а оборотная сторона остается чистой. Этот листок он складывает чистой стороной внутрь, и расплачивается такой бумажкой с таксистом. Казалось бы, кассиры в магазинах узнают деньги на ощупь, на ощупь отличают бумагу, на которой печатают деньги, от всякой другой бумаги. Словом, рисунки Толстопятова, которые и фальшивыми деньгами-то не назовешь, должны быть сразу замечены. Однако, эти деньги принимают к оплате. Это тоже возможно только в нашем «Гондурасе». Милиция не видит очевидного. Преступления совершаются у нее на глазах, а ей будто глаза застлало. Просто придурки какие-то. И самое удивительное, что все это не киношники выдумали, все это в действительности точно так и было. Но, все-таки, спасибо фильму, что он показал это так выпукло, прямо вот ткнул нас носом, в нашу фантастическую, невообразимую глупость.
Tags: Худяков, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments