Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Старость – это Рим. Окончание.


Кому ж из нас под старость день Лицея
Торжествовать придется одному?
Несчастный друг! средь новых поколений
Докучный гость и лишний, и чужой,
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой...
А.С. Пушкин

Дорогие френды! Комментарии к предыдущему посту оказались для меня неожиданностью полнейшей. Я их вообще не ждала, казалось, что тут комментировать, а комментариев было много и каких хороших, сердечных. Вы очень ко мне добры и снисходительны. Мне даже неловко. Спасибо.

Уважаемый cocialist_57! Вы правы в том, что касается влияния моих родителей на меня и на мою судьбу. Вы предлагаете написать о них, но я уже писала и о дедушке – старом искровце, и о бабушке – его соратнице, и о родителях писала в этом ЖЖ много и подробно. Это было в 2009-2010 годах. Вы легко это найдете, если захотите, если Вам интересно.

В прошлом посте я немного написала о том, как изменился вещный мир вокруг меня за время моей жизни. Хочу немножко написать о СМИ. Я помню время, когда радиоприемник был редкостью. Радиолюбители-умельцы собирали детекторные приемники. Если удавалось такой приемник собрать, и он работал, вокруг него собиралось много народу. И все воспринимали как чудо то, что сидя в этой комнате, мы можем услышать весь мир. Радиоточек в каждой квартире тогда тоже не было. На улице на столбах висели большие громкоговорители, и под ними собирались люди и стояли часами, слушали радио. Телевидения тогда еще и писатели-фантасты не предсказали. И когда телевидение появилось, оно не сразу стало самым популярным средством массовой информации. Оно долго уступало первенство газетам и радио.


Но время – это люди, и больше всего мне хочется написать о людях. Со мной случилось то, что написал Пушкин, я эти строчки взяла как эпиграф. Из моего поколения, из моего круга я осталась одна – «средь новых поколений докучный гость и лишний, и чужой». Я всегда очень любила и продолжаю любить эту страну – свою родину. Я помыслить не могла, чтобы отсюда уехать, покинуть родину, расстаться с ней. Я и не уехала, однако рассталась с ней, ее не стало. Не то чтобы я считала распад Союза исторической трагедией, но ведь моей родиной был СССР. Человек – животное территориальное. Волк метит свою территорию, и если на этой территории что-то происходит, он это чувствует, даже не чувствует, а как-то экстрасенсорно знает. Так у меня было со всей территорией страны. Я догадалась о трагедии Арала прежде, чем о ней начали писать. Когда страна распалась, мне будто руки-ноги отрубили. У выпускников советских военных училищ была такая успокаивающая прибаутка: «Дальше Кушки не пошлют, меньше взвода не дадут, не горю, старшой, не болей душой». И вот Кушка оказалась далекой заграницей. Но к этому я как-то адаптировалась, а труднее было адаптироваться к изменениям, произошедшим здесь, в России. Россия теперь другая страна, и я живу на чужбине, среди чужого народа. И я писала когда-то об изменении национального менталитета. Это называлось «Россия кончилась на нас». http://tareeva.livejournal.com/1183.html Текст написан около 10 лет назад, но я и сейчас так думаю. Мы – мое поколение – мы старые русские или вернее просто русские. Особенность русского менталитета – это примат духовного над материальным, примат будущего над настоящим, примат общего над личным. Об этом вся русская литература. Для нас такие слова как деньги, богатство, карьера имели отрицательную эмоциональную окраску. Даже такое, казалось бы, невинное слово как сытость имело ту же окраску. Говорили: «какой-то он сытый», - и в этом слышалось осуждение. Даже такие слова как благополучие и уют были под подозрением. Теперь всё изменилось. Не буду описывать изменения, вы сами их видите. Не стану утверждать, что эти изменения к худшему, может и не к худшему, но всё стало другим, чужим, непонятным для меня.

Как-то года три назад мне позвонил мой старый близкий друг, теперь его уже нет в живых. В 60-е годы он был литературным критиком №1. А тогда литературная критика заменяла запрещенную публицистику и была единственным литературным жанром, в котором удавалось сказать какую-то правду о жизни, удавалось, используя эзопов язык, как-то обмануть цензуру. Получив новую книжку или новый номер толстого литературного журнала, мы сразу открывали его на разделе критики. Друг позвонил мне и спросил, почему я редко звоню и не приезжаю к ним в гости. Сам он приехать не мог, он был тяжело болен, и жена его сидела дома и не оставляла его одного. Он сказал: «Как Вы живете? Нас двое, а ведь вы совсем одна. Из наших уже никого не осталось. Мне просто страшно представить себе, в каком вы глубоком и полном одиночестве». Я сказала, что я не одна. Я в «Яблоке» и у меня много друзей среди молодежи. В ответ минута озадаченного молчания и потом удивленное «Как же вы с ними общаетесь? Ведь они папуасы!» Я не стала объяснять, а про себя подумала: «Папуасы тебе неинтересны, потому что ты не Миклухо-Маклай. А если бы ты был Миклухо-Маклай, ты проделал бы десятки тысяч километров, сотни раз рисковал бы жизнью только ради того, чтобы добраться до папуасов, пожить среди них”.

Я живу среди молодежи. Они меня признали, приняли, помогают мне по собственной инициативе. Без них я не знаю, выжила ли бы я. С Миклухо-Маклаем меня объединяет то, что жить среди незнакомого племени мне, так же как и ему, безумно интересно. И я, так же как он, готова многим рискнуть и пожертвовать, только бы подольше оставаться среди них и наблюдать их. Не могу сказать, что из своих наблюдений я сделала какие-то окончательные выводы и даже какие-то предварительные. Я продолжаю наблюдать и исследовать. Вообще, человек такое существо, что, сколько его ни изучай, он всегда найдет, чем тебя удивить. Молодые люди – не папуасы. Они знают много такого, чего не знаю я, и разбираются в том, в чем я не разбираюсь. Они будто на новом витке цивилизации, а может, даже и на новом витке эволюции, уж больно они на нас не похожи. Они похожи не на папуасов, а на инопланетян. Александр Володин написал:

Как будто мы жители разных планет.
На вашей планете я не проживаю.
Я вас уважаю, я вас уважаю,
Но я на другой проживаю. Привет!

Не знаю, на какой другой планете проживал Александр Володин, а я проживаю на этой, и не могу сказать, что это они инопланетяне и живут на моей планете, скорее я живу на их. Мне кажется, они менее эмоциональны, более рассудительны и прагматичны, что хорошо. Я думаю, что когда руководство всем в стране перейдет в руки теперешних 25-летних, они всё устроят лучше, чем это устроено теперь. Я в них верю.

Правда, среди молодых есть и такие, которые носят на демонстрациях портреты Сталина и едут добровольцами сражаться против Украины. Но эти – не из будущего, эти – из прошлого. Не они определяют направление развития, как теперь говорят – тренд, вектор.

Вот так случилось в моей жизни. На склоне лет, когда нужно жить размеренно и неспешно, и больше отдыхать, я вдруг оказалась на чужой планете, где всё ново, неизведанно, таинственно и загадочно. И приходится всё изведывать и разгадывать, как-то не хочется уйти, так ничего и не поняв. Так что отдыхать не получается, приходится жить без передышки.
Tags: старость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments