?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Продолжаем читать Лермонтова. 2.
tareeva
Дорогие френды! Спасибо за комментарии о Лермонтове. Приятно разговаривать с просвещенными людьми.
Уважаемая elena_sheo! От проклятой злобы дня я отошла уже больше месяца назад. Жаль, что Вы это только теперь заметили. Мне интересно было бы узнать, согласны ли Вы с тем, что я писала о Гамлете. Ну, а не поздравить с выборами на Украине и оставить без реплики поступок Пореченкова было просто невозможно.
А об одиночестве Лермонтова и его причинах мы еще поговорим отдельно, если вам разговор о Лермонтове вообще не наскучил.
Спасибо tomasi, что написали о Луне и Скорпионе. А я и не подумала. Я как-то не сообразила, что дата рождения Лермонтова указана по старому стилю. Мой муж был Скорпион, так что я на себе испытала, что это такое. А я Близнец. Мы с мужем были как Пушкин и Лермонтов. А уж как скорпион Лермонтов любил близнеца Пушкина можно судить по стихотворению "Смерть поэта".


В прошлом посте мы сравнили стихотворения Пушкина и Лермонтова, которые одинаково называются «Пророк». Я хочу сравнить еще два стихотворения двух наших великих поэтов, написанные на одну тему. Они оба о любви, разочаровании в любви, и, поскольку герои обоих стихотворений – поэты, то возникла еще тема - любовь и творчество.

А.С. Пушкин

ЖЕЛАНИЕ СЛАВЫ.

Когда, любовию и негой упоенный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя;
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальнему упреков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
10 Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил.
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда... И что же? Слезы, муки,
Измены, клевета, всё на главу мою
Обрушилося вдруг... Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И всё передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.



М.Ю. Лермонтов

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней,
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслию небесной
И силой духа убежден
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он? —
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец?
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец?
Я горд! — прости — люби другого,
Мечтай любовь найти в другом: —
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил —
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец! — лишний раз пожать! —
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал; —
Такой души ты знала ль цену? —
Ты знала: — я тебя не знал!


Сначала о стихотворении Пушкина. В стихах иногда поражают детали. «А я стесненное молчание хранил…» Как представить себе, что Пушкин, который мог выразить словами то, чего никто другой выразить не мог, в мгновения любви молчал, не находил слов. Она лепетала какие-то любовные слова, а он говорить не мог. Это «стесненное молчание» почему-то меня очень трогает, цепляет. Любовная немота создателя нашего языка.
И еще «скучая суетным прозванием поэта…» Ведь это правда. Пушкин иногда тяготился своим «прозванием поэта». Даже стеснялся своего дара, как какой-то болезни, которая не подобает человеку благородного происхождения. Аристократ не должен ни к чему относиться слишком всерьез. Светскому человеку к лицу скука, от скуки он может даже пописывать стишки, но вкалывать, хоть бы и в порыве вдохновения, да еще и получать деньги за стихи - это как-то сомнительно. Перечитайте «Египетские ночи», вы поймете, о чем я говорю. Чарский - это Пушкин, а чтобы друзья не сомневались, он и про печеную картошку написал. Всем было известно пристрастие Пушкина к печеной картошке.
Излагать содержание лирического стихотворения – глупое занятие и я этого делать не стану. Пушкин рассказал о счастье любви, при котором, если оно есть, ничего больше не нужно, и слава не нужна. А когда оно кончилось изменой, мукой, слезами, когда расстались, то он хотел бы, чтобы звуки его славы постоянно бы напоминали о нем неверной возлюбленной. Это и вся его месть. И никаких «разборок».
В стихотворении Лермонтова – выяснение отношений. Он перечисляет все, что он отдал своей возлюбленной и что еще собирался и мог бы отдать, все, чем пожертвовал и чего лишился из-за любви к ней. Череда упреков и обвинений, длинный счет, в том числе и за «неполученную прибыль», как говорят в бизнесе. Неполученная прибыль – это бессмертие, бессмертная слава. Если бы он не тратил времени на коварную возлюбленную, то написал бы бессмертные стихи. Бессмертные стихи он написал, может быть и благодаря страданиям любви.
Бывает любовь дающая. Любящий человек отдает без счета и ничего не требует взамен. У Лермонтова иначе. Он считает все, что отдал и хочет получить за это ровно столько же, а может и больше. Ведь он особенный, его любовь особенно ценна. Самооценка высочайшая. «Такой души ты знала ль цену …?» Не всякий решится так о себе написать. Он сложный возлюбленный - мнителен, обидчив, самолюбив, ревнив. Интересно, что обиженный одной женщиной, он собирается мстить всем.

Отныне стану наслаждаться
И в страсти буду клясться всем,
Со всеми буду я смеяться
А плакать не хочу ни с кем
Начну обманывать безбожно,
Что б не любить, как я любил ….


И это не слова, сказанные в состоянии аффекта, а реальная программа на будущее. И именно так ведет себя Печёрин с княжной Мэри.

Я иногда представляю, а вдруг бы Лермонтов меня полюбил, чтоб я с этим стала делать. Но я понимаю, что мне тревожиться не о чем, меня Лермонтов никогда бы не полюбил, у нас слишком много общего. А он не влюблялся в своих. Он влюблялся в чужих, обрекая себя на непонимание и терзаясь этим непониманием. Он не ценил людей, которые понимали значение его творчества и относились к нему с должным уважением, соответствующим его дару. Вспомните, как он обошелся с Белинским. Он обошёлся с ним как аристократ, к тому же офицер, с высокчой-разночинцем и штафиркой. Положение первого критика России по мнению Лермонтова не давало Белинскому права говорить с ним почти на равных. Светская иерархия была для него важнее литературной. Возможно, это потому, что он, отчасти, стеснялся своих литературных занятий, как Пушкин, и как Чарский из «Египетских ночей». А вот Толстой своего писательства не стеснялся, хоть и был граф. Не стеснялся получать гонорар и жить на заработанные деньги. Возможно, что за 15-20 лет между нашими поэтами и Толстым отношение светского общества к этому изменилось, а, возможно, Толстому всегда было наплевать на светское общество.
Есть выражение «старческий эгоизм». Я думаю, больше оснований говорить об эгоизме молодости. В период становления человек отягощен своей индивидуальностью, поглощен, захвачен ею и других воспринимает только по отношению к самому себе. Это очень видно в стихах Лермонтова. С годами это проходит, но Лермонтов не прожил этих лет, он умер юношей. Стихотворение «Я не унижусь пред тобою» он написал в 17 лет, так что не совсем понятно, какие годы он пожертвовал её улыбке и глазам.

Продолжение следует.
Метки:

  • 1
(Удалённый комментарий)
Пусть они любят Пушкина, а мы Лермонтова.. ))

  • 1