?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Про Лизу
tareeva
Сначала о новостях.
Ну, дорогие френды, у нас не соскучишься.
Если бы Рональд Рейган, или Джорж Буш старший, или даже младший, или Барак Обама, или кто-то из европейских лидеров - Ангела Меркель или Франсуа Оланд влезли бы в клетку с леопардом, то их поместили бы в психушку, и уж с политической карьерой для них все было бы кончено. Да и на русском престоле до сих пор никто таких фортелей не выкидывал. А он полез. И ничего. И нам за него не стыдно перед нормальными людьми всего мира. Ну, ладно, мы давно знаем, что он Нарцисс, но всякому нарциссизму должен же быть предел, а это уже клиника. И от этого человека, склонного к поступкам незрелого подростка, зависит судьба огромной страны, наша с вами судьба. Он ведь может и нас подвергнуть любой опасности просто по минутной прихоти. Любой поступок крупного политика это и политический поступок, и он должен получить политическую оценку. Я думаю, он такую и получил, только мы её не знаем. Думаю и психологи заинтересовались. А, может, он таким образом хочет намекнуть на раннехристианские времена? Что бы мог значить такой намек?


Я хочу прервать ненадолго разговор о Ленине и поговорить о Лизе, раз уж мы ее вспомнили и вы задали вопросы. Я должна о ней поговорить, я перед ней в долгу и я очень ее любила. Я, конечно, имею в виду Елизавету Яковлевну Драбкину. Если в нашем ЖЖ ее фамилия написана через «п», то это опечатка. Я сама текст не читала, а в произношении звонкая согласная перед глухой оглушается и выходит, что я диктовала Драпкину.
Я познакомилась с Лизой, когда мой главный друг Александр Родин, я о нем много писала, женился на ее падчерице Елене Лебединской. Лиза в то время уже была серьезно больна и на свадьбе присутствовать не могла. Елена устроила для нее отдельно маленькую свадьбу у Лизы дома и пригласила только меня и Игоря Тареева. Лиза мне понравилась сразу. Разговаривать с ней было безумно интересно. Она была носительницей бесценных для меня воспоминаний. Она могла рассказать не только о Ленине, которого знала с детства, со времен эмиграции (она и родилась в эмиграции), о жизни в эмиграции, о революции, а также о сталинских лагерях. Я, конечно, забросала ее вопросами, она отвечала охотно, а рассказывать она умела, и память у нее была фантастическая. Когда мы от нее уходили в тот первый вечер нашего знакомства, она сказала мне: «Поцелуйте меня». Я очень обрадовалась, она угадала мое желание, без этих слов я не решилась бы ее обнять и поцеловать. Когда ушли, Елена спросила у меня, понравилась ли мне Лиза. Саша сказал: «Что ты спрашиваешь? Неужели ты сама не видишь? Я никогда не видел у Лины на лице такого выражения любви и нежности, как при этом поцелуе».


Мы с Лизой подружились. Эта дружба продолжалась 5 лет, последние 5 лет ее жизни. Я бывала у нее часто, иногда с Игорем, но чаще одна. Мы жили недалеко друг от друга – она у метро «Аэропорт», а мы у метро «Войковская». По дороге с работы я могла заехать к ней и сварить ей какой-нибудь суп, а иногда ехала домой, готовила дома и отвозила ей еду. Ей очень нравилось, как я готовлю: после 20-ти лет лагерной баланды мне не трудно было ей угодить. С питанием у нее было как-то не организовано. Она была прикреплена к Кремлевской столовой. Там хорошо кормили, а если получать сухим пайком, то на продукты одного обедающего можно было прокормить семью. Со мной работала в ЦМТБ жена крупного сановника, прикрепленного к Кремлевской столовой, и продуктами, полученными там, они не только сами питались, но она и меня угощала. Предлагала бутерброд с колбасой, я отрицательно качала головой, а она говорила с нажимом: «Не отказывайтесь!», - и я понимала, что колбаса Кремлевская, особенная. Но свои талоны в Кремлевку Лиза всегда отдавала кому-нибудь из знакомых, и сама оказывалась в сложном положении. Готовить и ходить в магазин она была не в состоянии и поэтому, чтобы навещать ее часто, кроме желания видеть ее и общаться с ней, у меня были еще серьезные причины.

В больнице она лежала тоже недалеко от меня, в трех минутах ходьбы от моей работы. Она не хотела лежать в Кремлевке и легла в обычную городскую больницу, 50-ю, в общую палату. Она доверяла тамошнему врачу Льву Борисовичу Шимелиовичу, сыну знаменитого профессора Бориса Абрамовича Шимелиовича, расстрелянного в ходе сталинских репрессий в 1952 году. Лиза говорила, что лучше будет лежать у Шимелиовича в коридоре, чем в отдельной комфортабельной палате в Кремлевке. По дороге с работы я могла забежать к Лизе в больницу и делала это почти каждый день. Помню, как-то в больнице объявили карантин и посетителей не пускали. Я оставила свое зимнее пальто на крыльце больницы, повесила на перила, а халат у меня был с собой, и я смогла навестить ее, несмотря на карантин, к удивлению ее соседок по палате. Свой последний день рождения Лиза встретила в больнице. Она получила 263 телеграммы в этот день, а потом еще были. Я тоже послала ей телеграмму, и она мне сказала, что моя телеграмма была самой лучшей. Так получилось потому, что я всегда была рядом с ней и знала, о чем она думает, чем она живет. Она в то время задумала новый роман, он должен был называться «Роман страстей и скорби». Она говорила со мной об этом замысле. В телеграмме я написала: «ЖИВИТЕ ДОЛГО ПУСТЬ ПРОДЛИТСЯ РОМАН СТРАСТЕЙ И СКОРБИ». Игорь мою телеграмму не одобрил. Он считал, что телеграмма должна быть веселой, шутливой и он послал от себя отдельную телеграмму: «ПЬЕМ ВАШЕ ЗДОРОВЬЕ НА ЗИМНЕМ ПЕРЕВАЛЕ МАКАЕМ ЧЕРНЫЕ СУХАРИ В КАСТАЛЬСКИЙ КЛЮЧ» и что-то еще в этом роде. «Зимний перевал», «Черные сухари» и «Кастальский ключ» - это названия произведений Лизы Драбкиной, если кто не знает.
Состояние Лизы ухудшалось. Я видела, как Шимелиович, осмотрев Лизу, вошел к себе в кабинет, я решилась войти за ним и поговорить о Лизином состоянии. Вообще-то я в больнице была на нелегальном положении, я ведь была не родственница. Я открыла дверь кабинета и увидела, что Шимелиович сидит за столом, положив руки на стол, а голову на руки и плачет. Спрашивать я ни о чем не стала, я поняла, что состояние безнадежно и что Лиза выбрала действительно хорошего врача. Она умерла в 50-й больнице в 1974 году. Я была на прощании с телом в Доме литераторов. Народу было не очень много. А на кладбище я не поехала, места в автобусе не хватило. Падчерица Лизы сказала мне: «Тебе не обязательно ехать. Ты ее видела живую до последнего дня, а я не могла ходить в больницу, так что это место в автобусе мое».
Лиза была в буквальном смысле тем, что называется светлый человек. 20 лет лагерей не оставили следа в этой прекрасной высокой душе. Общаться с ней было не только радостно, но и целительно. Кто-то сказал про нее, что она не человек, а санаторий. И так оно и было. Пообщаться с ней было все равно, что отдохнуть в санатории. Я очень благодарна судьбе, за то, что Лиза была в моей жизни.

А вот с возрастом Лизы, дорогие френды, я, кажется, действительно немного напутала. Я никогда не спрашивала у нее, сколько ей лет, а она казалась молодым человеком, совсем молодым. Игорь говорил, что она похожа не на молодую женщину, а на девушку. Возраст души вообще штука загадочная. Лиза подарила мне фотографию, сделанную в 1918 году на похоронах Свердлова (я, может, об этой фотографии рассказывала и показывала ее). На этой фотографии Ленин, Лиза, племянник Ленина - сын Анны Ильиничны и еще какие-то 3 человека, видно, что они не знают, что их снимают. Лиза в черной шляпке – совершеннейшая девочка, больше 13-ти лет не дашь, и на фотографии Лиза написала: «Лине и Игорю от девочки в черной шляпке». Поэтому я считала, что она родилась в году 1904 , а не в 1901. Просто у меня в мозгу что-то не состыковалось. Я прекрасно знала, что она была участницей революционных событий и что она была знакома с Джоном Ридом, автором книги «Десять дней, которые потрясли мир». Мне казалось, что она была влюблена в Джона Рида, и что это была ее первая любовь. Когда она говорила о нем, у нее голос менялся.

С Джоном Ридом связан такой случай, произошедший незадолго до того, как Лиза в последний раз легла в больницу. Однажды открылась входная дверь, дверь эта почти никогда не запиралась (Лиза плохо слышала и боялась не услышать звонок) и на пороге появился мужчина, явно иностранец, в очень поношенном костюме и стоптанных башмаках, и с ним прелестная молодая девушка, очень нарядная. Мужчина поздоровался и представился по-английски, и Лиза его спросила «Вы, случайно, не миллионер?» Она подумала, что ходить в таких лохмотьях может позволить себе только миллионер. Мужчина ответил виноватым голосом: « Да, я миллионер, но я не буржуй, не эксплуататор. Я заработал деньги своим трудом, я кинорежиссер». Выяснилось, что этот кинорежиссер собирается снимать фильм о Джоне Риде, а девушка с ним - актриса, которая в фильме будет играть Лизу Драбкину. Они приехали в Москву специально, чтобы познакомиться с Лизой и чтобы актриса увидела свою героиню. В фильме между Лизой и Джоном роман, не связь, а чистые романтические отношения. Когда Лиза назавтра рассказывала мне о встрече с режиссером, то сказала: «Удивительно, как они поняли, догадались, что мы любили друг друга».

Я думаю об отношениях Лизы и Джона следующее. Они оба были тогда в состоянии постоянного предельного душевного подъема в связи с революцией, с тем, что на их глазах сбывается мечта человечества о всеобщем братстве и всеобщей любви, и они к этому причастны. Лиза была совсем юной и прелестной в своем воодушевлении, и Джон не мог не отозваться на ее чувства.
Я тогда не запомнила, а, может, и не расслышала фамилию режиссера, потому что она мне ничего не говорила. Мы мало знали американское кино. Теперь я думаю, что это был Уоррен Битти. Как я узнала, в начале 70-х он собирал материал для фильма о Джоне Риде. Фильм этот под названием «Красные» он снял, и сыграл в нем главную роль. Фильм вышел на экран в 1982 году. Не знаю, был ли воплощен в этом фильме замысел, связанный с Лизой. Если бы она в это время была жива, я думаю, режиссер связался бы с нею в любом случае, зная о ее отношении к Джону, и дал бы ей возможность посмотреть фильм. Естественно, что американский фильм о русской революции в советское время у нас не показали. Фильм был номинирован на 12 Оскаров, и получил Оскара за режиссуру и, кажется, еще за что-то.
В тот период, когда я знала Лизу, главным в ее жизни было писательство. У нее был несомненно дар, не великий, а то, что называли в старину «маленький, но симпатичный талант». Для меня - очень симпатичный. Она писала о первых годах революции, о Ленине, о людях, которых знала в то время - первом поколении революционеров. Казалось бы, советская патриотическая тематика. Но в ее прозе эта тема поворачивалась какой-то другой стороной, становилась почти диссидентской. Люди, которых описывала Лиза, и люди, руководившие партией в наше время, были не просто непохожи, они были несовместимы. Невозможно было представить себе встречу между ними, разговор между ними. Жизнь, которой мы жили под их руководством, не имела ничего общего с идеалами революции. Противоречие было вопиющим, и выявление этого противоречия и было главным пафосом творчества Елизаветы Драбкиной. Писатели, которые писали о нашем времени, и прямо критиковали нашу систему, насколько это было возможно, такие, как Солженицын, Дудинцев, деревенщики сделали для перелома в нашем сознании не больше, чем Елизавета Драбкина своими рассказами о Ленине и революционерах. Она называла свое писательство «моя борьба». Литературное начальство и власть ее не жаловали.

Мне трудно объяснить, что дала мне дружба с Лизой, и что значила для меня она сама. Дни, проведенные с ней, для меня драгоценны. Она была изумительно хорошо сохранившимся осколком того времени, которое мне наиболее интересно. Она не открыла мне в этом времени ничего принципиально нового, но, как говорится, Бог кроется в деталях, а таких деталей в ее рассказах было бесчисленное количество. И сама она была воплощением, неким сгустком того особого, что содержалось в ее времени, чего не было ни до, ни после, и не будет уже никогда. И она была примером мужества, несокрушимости человеческого духа.

В этом году, как мы уже говорили, много замечательных юбилеев, которые отмечает вся страна. Я отмечаю еще один печальный юбилей - сорок лет с того дня, как не стало Елизаветы Яковлевны Драбкиной, Лизы, Лизоньки, дорогого мне человека.

Вспомнила случай и хочу рассказать его в качестве пост-скриптума. Лиза не любила рассказывать об арестах, допросах, пытках и лагерях. Она очень плохо слышала, и я знаю, что она оглохла после избиения на одном из допросов, но знала это я не от нее. Только однажды, когда зашел разговор о Пастернаке, Лиза, к случаю, рассказала эпизод из тюремной жизни. В камере их был трое, Лиза и еще 2 девушки. Их по очереди водили на допрос, а после допроса допрошенную втаскивали в камеру и бросали на пол. Две сокамерницы поднимали ее на койку и приводили в сознание. Как-то Лиза и ее сокамерница никак не могла привести в чувство третью свою подругу, и даже не могли понять, жива она или нет. Тогда Лиза сказала громк : «Нет, что ни говорите, а Пастернак недоступен массам». И тут, лежавшая без чувств, не открывая глаз, разбитыми в кровь губами произнесла тихо, но темпераментно: «Что? Пастернак не доступен массам?» И девушки поняли, что их подруга пришла в сознание.

  • 1
Как Вы удивительно подмечаете главное. Спасибо.

По "Чёрным сухарям" неплохой фильм снят, кажется?

"Если бы Рональд Рейган, или Джорж Буш старший, или даже младший, или Барак Обама, или кто-то из европейских лидеров - Ангела Меркель или Франсуа Оланд влезли бы в клетку с леопардом, то их поместили бы в психушку, и уж с политической карьерой для них все было бы кончено".

Откуда вы это взяли, интересно? Все американские президенты перечисленные вами начинали войны, большие и малые. И никто их после этого не упёк в психушку и не лишил поста. Вот что должно удивлять нормального, трезвомыслящего человека. Буш младший бубликом давился, с велосипеда падал, путал Иран с Ираком и ничего... Меркель, старушка, на горных лыжах решила покататься, Оланд от одной любовницы к другой сигает на байке... И что? Путин котёнка леопарда погладил под присмотров сотрудников зоопарка. А вы уже забеспокоились.

Энгелина Борисовна, это СОЧИ, там все приезжие, включая детей, фотографируются на фоне различных зверющек. А поддержать восстановление вымирающего вида леопарда дело хорошее.

Вы забыли Била и Монику!
Согласна с вами на все 100%

Да..революции,пожирающие своих детей-это и про Драбкину..Наверное,я ее в школе читала--увы,не помню..а имя знаю...Спасибо --Ваш рассказ очень тонкий и он важен-как свидетельство человека между двумя веками...да,вот такими они были,уцелевшие из узкой щели между колодцем и маятником...

Воспоминания класс.

Вступление маразм выжившей из ума старой маразматички. Я давно подозревал, что содомиты-либерасты наследники так называемых шестидесятников, а теперь убежден в этом. И то что они при дедушке Сталине сидели - это закономерный процесс ненавидящих Россию врагов. Жаль, что сейчас так нельзя.

Спасибо Вам за рассказ о Драбкиной,только недавно читала её книги. Они, конечно же, выбиваются из общего потока литературы о Ленине, о революции. Очень ценны Ваши воспоминания. Пройдет время, и уже никто не сможет передать объективно дух того времени. А о Путине - согласна с Вами: он как будто реализует свои подростковые желания.

Edited at 2014-02-08 21:50 (UTC)

Спасибо! Но увы, как оказалось, Пастернак и вправду недоступен массам. В том-то и беда.

Посмотрела ее биографию в интернете, там написано, что она была пулеметчицей, участвовала в штурме Зимнего и в подавлении Кронштадского восстания. Это правда?

Я тоже посмотрела и тоже усомнилась. В 16 лет она уже владела пулемётом и брала Зимний?Хотя моё представление о взятии Зимнего, увы, зиждется на фильме Эйзенштейна...

Смотрел фильм "Красные", в конце 80-х, по-моему, его показывали. В центре повествования стоит судьба Джона Рида и его отношения с женой Луизой Брайант. К сожалению, нет там Лизы Драбкиной, может только в массовке. Не упоминается она и в знаменитой книге Рида. Думаю любовь с Джоном Ридом осталась девичьей мечтой писательницы.

Вы пишите: "Литературное начальство и власть ее не жаловали". Однако, книги Драбкиной издавались огромными тиражами, есть о ней статья в БСЛ (а этой чести не все удостаивались), вот и о Кремлёвских столовой и клинике упоминаете, о похоронах в ЦДЛ. Замысловатые у неё были отношения с властью. Таких людей сегодня называют радикалами. Жизнь прожила интересную, не мудрено, что в 60-70-е чувствовала себя осколком бурных революционных времён.

В апреле 1917 вступила в партию большевиков. Пулеметчица в РККА. Принимала участие в штурме Зимнего дворца. Воевала на южном фронте, награждена золотыми часами. Работала секретарем Свердлова до его смерти. Участвовала в подавлении Кронштадского восстания. 1923-1927 окончила историческое отделение Института Красной Профессуры. В 1925-1926 побывала в Германии и Франции.В 1926 примкнула к троцкистской оппозиции. В марте 1928 в Киеве из партии исключена. В 1929 осуждена на 3 года ссылки, фактически не отбывала. В августе 1929 порвала с троцкистской оппозицией. В 1930 восстановлена в партии, вновь исключена в августе 1936. В декабре 1936 арестована за участие в Троцкистской организации. Осуждена на 5 лет тюрьмы, затем по пересмотру по ст. 17-58-8, 7, 10, 11 УК новый срок 15 лет ИТЛ и 5 лет лишения политических прав. Верховным судом ст. 58-7 снята. Отбывала заключение в Норильлаге. Работала на угольной шахте, затем переводчиком, корректором, юрисконсультом. Неоднократно премирована. Вместе с Аграновским А. и Мильчаковым в лагере организовала тайный кружок по изучению марксизма-ленинизма... Освобождена, уехала на материк. Не работала. Добилась возвращения в Норильск, куда вернулась в сентябре 1948. Работала экономистом в конторе "Термоизоляция". Арестована в январе 1949. Осуждена 20.04.1949 ОСО МГБ СССР на ссылку в Норильске. После освобождения вернулась в Москву. Занималась литературной работой, писала прокоммунистические произведения.Не получается 20 лет лагерной баланды.

Думаю, что главной заслугой писательницы в борьбе с кровавым коммунистическим режимом было личное знакомство с вами. Ведь те писатели, которые восхваляли революционеров, не будучи с вами знакомыми, все лакировщики, лизоблюды, а те, кто занимался тем же, но общался с вами, оказывается указывали нам на несоответствие коммунистического идеала с реальной нашей жизнью. Вот такая у них была тяжёлая борьба в 60-80-е, полная лишений в виде Кремлёвских столовок, горкомовских распределителей, дач в Переделкино, миллионых изданий, а у наиболее упорных в борьбе, заграничных командировок.

Я тоже изучил ее биографию. Действительно, Елизавета Драбкина - яркая, неординарная личность, потомственная революционерка - и отец, и мать были близки с Лениным и были его единомышленниками. Однако, как мне кажется, неправильно акцентировать внимание на кремлевских столовых, горкомовских распределителях и прочих материальных благах того времени. Во-первых, это ничто в сравнении с сегодняшними небожителями. Во-вторых (и это главное), вся предыдущая жизнь Е.Драбкиной не дает ни одного повода усомниться в ее абсолютной, фанатичной идейности и готовности страдать и умирать за идеалы революции, в этом смысле она была честной от начала и до конца. Нет причин упрекать ее в двойных стандартах.

Но и сочувствия к пулеметчице РККА, проливавшей кровь во имя этих идеалов у меня нет ровным счетом никакого. Она создавала себе карму, которую потом отрабатывала. Проливала чужую кровь при Ленине и платила своей при Сталине - это был ее выбор в жизни, ее путь и ее нерв. Это дает мне лично возможность воспринимать ее как историческую фигуру, но закрывает шанс воспринимать ее как живого человека и даже как женщину, поэтому когда Энгелина Борисовна пишет о том, как Е.Драбкину били по голове следователи НКВД, у меня перед глазами встают расстрелянные кронштадские матросы. Бог судья.

По поводу Путина. Энгелина Борисовна, еще Фрейд говорил, что "иногда банан - это просто банан" :). Кстати, вы знаете, что Путин еще и китаянку ущипнул?

Надеюсь, Вы меня не заподозрили в желании съехидничать! Первое, что мне пришло в голову - что та, что записывает Ваш рассказ, просто не знает, как правильно пишется эта фамилия. Но всезнающий Гугель выдал мне обеих Елизавет, и Драпкину, и Драбкину, и обе жили в Петербурге.
Елизавету Драбкину я, конечно, читала в молодые годы( как и Шагинян), потому что хотелось узнать про Ленина - человека, а не статую в ЦПКиО... То, что писала Драбкина, выделялось искренностью и живостью.
Я нечаянно зашла к Вам под другим ником. Я Dvoranit


Edited at 2014-02-10 08:12 (UTC)

Я читала, что когда в 1919 году умер Я. Свердлов, в кабинете остался закрытый сейф без ключей. Через некотрое время сейф вскрыли и обнаружили большое количество драгоценностей. Намекалось, что это была заначка на чёрный день, образовавшаяся от подношений родственников людей, приговорённых к расстрелам.

Архив ее у меня лежит. Все руки не доходят оцифровать

Наверное и Лиза и ее отец с матерью и любовник матери Милютин,а так же Крупская заслужили то что получили.Они разрушили Россию и пытались разрушить СССР,потому что всей компанией были троцкистами и последователями бандита Свердлова!Эти люди пожрали сами себя,как крысы.

  • 1