Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

По поводу комментариев к посту о Навальном.

Дорогие френды!
Я прочла комментарии, на матерные решила не обращать внимания, а интересные, те, что предполагают ответ, рассортировала по темам и по темам отвечаю. Высказывают предположение, что я пишу о Навальном, потому, что он конкурент Митрохина на выборах мера Москвы. Я - яблочница, и предположение логичное, но неверное. Я писала о Навальном то же, что пишу сейчас, два года назад, когда Навальный никуда не баллотировался. Я не собиралась писать о нем сейчас, но вынуждена это делать в связи с ответами Навального на вопросы Айдера Муждабаева. Навальный прямо обвинил меня во лжи. Я бы, может, не обратила на это внимании, но читатель написал в комментарии : «выходит, вы нам с три короба наврали?» . Я поняла, что если промолчу, то все так и подумают. Пришлось отвечать. А что касается избирательной кампании, то, может быть, вы заметили, что «Яблоко» проявляет к Навальному некую, не совсем понятную мне, сверхлояльность. Явлинский никогда не сказал о нем ни одного худого слова. Он говорил, что Навальный был исключен из «Яблока» по причинам идеологическим, но он готов признать, что Навальный - человек незаурядный. Это признание меня удивило. Митрохин также ничего дурного о Навальном не говорил. Митрохин любил Навального, возможно, любит и сейчас, чувства нам неподвластны. Митрохин, как мог, долго тянул с исключением Навального, не обращая внимания на мнения других членов партии, а когда вопрос об исключении все же пришлось поставить, и исключение состоялось, то Митрохину далось это труднее, чем всем нам. Возможно, есть даже какое-то партийное решение о лояльности к Навальному. Я уже немногим более года как не член Регионального совета Московского Яблока, из дома не выхожу, на Пятницкой, 31 не бываю, решения до меня не доходят, и я могу себе позволить высказываться, как частное лицо. Конечно, очень тянет поговорить о яблокофобии в нашем обществе, о ее причинах и последствиях, и о нашем кандидате в меры Сергее Митрохине, может, я это и сделаю как-нибудь в другой раз.

Читатель спрашивает, была ли я свидетельницей эпизода с азербайджанкой, что видела лично я, было ли разбирательство на собрании или только разговор с Явлинским. Меня удивляет этот интерес к деталям. Что событие имело место, подтверждают все источники, фраза о «черножопой» есть в них во всех, и какое значение имеют подробности. Мне не понятно желание поклонников Навального его здесь отмазать. Этот термин используют 90% русского населения Москвы, и использование его Навальным может только прибавить ему популярности в широких массах. Широким массам это нравится, а либеральную интеллигенцию, как мы видим, это нисколько не смущает. И если бы даже не было этого эпизода, то, что Навальный назвал грузинов «грызунами» прочли все, и один из «грызунов» – Борис Акунин (Григо́рий Ша́лвович Чхартишви́ли) спокойно это проглотив, продолжают оставаться его сторонников.
Читательница назвала «чистоплюями» либералов, которых националистические выходки Навального настораживают. В кои- то веки появился реальный кандидат, а эти чистоплюи-либералы не хотят за него голосовать. Сегодняшние выборы мэра Москвы не определяют судьбу России, а думать надо о ней. Я не понимаю, как можно так увлечься, даже не политическими, а политиканскими играми, чтобы забыть о главном.
Я вижу две главные опасности, угрожающие нашей стране, а уже об этом писала и говорила, в частности, в интервью для журнала «Огонек», и там это было опубликовано. Эти две опасности – культ золотого тельца (религия денег) и национализм. Первую для меня воплощает Прохоров, вторую – Алексей Навальный. Оба любимцы публики. Я много об этом писала в преддверии парламентских выборов. Мне отвечали бранью. Сторонники Прохорова отличаются от сторонников Навального тем, что не используют ненормативную лексику. Сторонники Навального матерятся. Прохоров это откровенный кремлевский проект. Ему велят участвовать в выборах – он участвует, не велят – он не участвует, ясно, что имущество за рубежом это предлог. С Навальным все обстоит несколько сложнее. Я думаю, что если бы мы узнали имена тех, кто выпустил этого джина из бутылки, то удивились бы.
Я хочу напомнить, что Гитлер пришел к власти, в частности, под лозунгом борьбы с коррупцией. Значительная часть германской интеллигенции поддерживала Гитлера и способствовала его приходу к власти. Потом они об этом пожалели. Пожалели те, кто успел пожалеть. Многие опомниться не успели, не успели понять, что происходит, как утратили способность жалеть о чем-либо или чему либо радоваться. Бродский как-то писал в связи с нашими делами «… но ворюги мне милей, чем кровопийцы» мне так не приятны ворюги, что мне трудно принять эту позицию Бродского. Но теперь, когда мы оказались перед реальным выбором, я без колебаний выбираю ворюг. Если коррупцию можно уничтожить, только установив тоталитарный режим с концлагерями, то пусть процветает коррупция.
Меня удивляет, как много людей, нерусских по национальности, поддерживает Навального, об Акунине я уже говорила, из известных можно назвать Виктора Шендеровича, Евгению Альбац, список можно продолжить. Правда, о евреях Навальный публично не высказывался, но на это есть причины. Во-первых, кавказцы сейчас более актуальный объект ксенофобии, они больше раздражают, а, кроме того, среди тех, кто финансирует проект «Навальный», наверное, есть и вексельберги, глупо было бы резать курицу, которая несет золотые яйца (яйца Фаберже, в частности). Похоже, что национальным чувством собственного достоинства, обладают в нашей стране только татары. Об этом свидетельствуют вопросы Айдера Муждабаева, полутатарина, и комментарии моего читателя, татарина. Читатель рассказал, что задал Навальному вопросы об его отношении к тем, кто, живя в России, все-таки настаивают на своей национальной идентичности, не хочет считать себя русским и, получил ответ, что таким людям придется уехать. Услышав это, он перестал поддерживать Навального. Остальные же, готовы отдать свой народ на заклание русским националистам ради искоренения коррупции России. Цель, конечно, достойная, но, может быть, можно попробовать ее достигнуть, не обращаясь к самым темным силам . Я не понимаю, как можно настолько увлечься сегодняшними политическими играми, чтобы потерять историческую перспективу.
Года полтора, два назад, Акунин опубликовал в Интернете большое интервью с Навальным, не интервью, а целое исследование. Он сказал, что взял на себя задачу «разъяснить Навального» всем нам. Читать это интервью было смешно и грустно. Прочитав его, я написала пост, который назывался «Борис Акунин, Алексей Навальный и Эраст Фандорин». Тогда я этот текст не опубликовала, потеряла к этому вопросу интерес, увлеклась чем-то другим, а теперь не могу найти его в своих бумагах. Вероятно, мои помощники, приводя в порядок бумаги, решили, что этот текст уже не понадобится, выбросили его. Если найду хотя бы какие-то куски, то опубликую их в ЖЖ. Сейчас я хочу только сказать, что диалог Акунина с Навальным - это был разговор Красной Шапочки с Серым Волком. Невинная и прекрасная Красная Шапочка смотрела на Серого Волка наивными глазами и доверчиво тянула детские ручки, чтобы его погладить. Волк ей очень нравился, он был такой красивый, смелый и сильный. Волк смотрел на Красную Шапочку благосклонно, позволял себя гладить. Он хотел, чтобы все видели, что дружба между Серым Волком и Красной Шапочкой не только возможна, а вот она, перед вами. Он знал, что эта прелестная картинка привлечет к нему множество Красных Шапочек. Так и случилось. Удивительно, что Акунин, который придумал Эраста Фандорина, в данном случае вел себя, как антифандорин. Каждое слово Навального он принимал на веру, он и не думал ни в чем сомневаться, ничего самост0оятельно исследовать, ни в чем разбираться, что, конечно, непременно бы сделал Фандорин. Он воспринимал сказанное Навальным, как высказывание верующего на исповеди. Отношение либерально-демократической интеллигенции и Навального именно таковы.
Как может придти в голову человеку демократических убеждений мысли делегировать власть Новальному – это и вообразить невозможно. Умеренных националистов не бывает. Если этот микроб есть в организме, то болезнь будет развиваться. И национл -демократии тоже быть не может. Демократия предполагает равенство, а слово национал говорит о заведомом, заданном неравенстве. И откуда уверенность в умеренном национализме нашего героя. Он спокойно ставит свою подпись под подписями Крылова и тора, которых умеренными не назовешь, я имею в виду решение, которое было предложено Координационному Совету, кроме крайних националистов его подписал только Навальный.
Вчера я узнала, что Навального поддерживает Юля Шапиро. С Юлей мы были в одной районной организации «Яблоко», в ЦАО, она мне очень нравилась. Теперь Юля и ее муж, страстные сторонники Навального, ее муж даже заменил в ЖЖ свою фотографию на фотографию Навального. Если уж Шапиры, которые во все времена и во всех странах были гонимым, преследуемым меньшинством, то чего тогда ожидать от Ивановых, Петровых, Сидоровых, которые дискриминации никогда не подвергались.

Продолжение следует.
Tags: Навальный
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 634 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →