?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Воспоминания. Поэзия в моей жизни. Маяковский.
tareeva
Дорогие френды, я вам бесконечно благодарна за комментарии к посту о поэзии в моей жизни. tom_i_lina написала “Спасибо. С Вами не одиноко“ Я испытываю то же, с вами, дорогие фредны, мне не одиноко. Приятно общаться с людьми, которые действительно любят и знают поэзию. Тех поэтов, которых вы назвали в комментариях, я тоже люблю, Бориса Херсонского обязательно найду и прочитаю. Я отвечу на комментарии, когда разговор подойдёт к концу, и когда я и вы выскажем всё, что мы думаем по этому поводу. А сейчас я хочу прервать разговор о поэзии вообще, и поговорить о Маяковском, потому что у него день рождения, ему исполнилось 120 лет.
status_constr меня как-то спросил, читают ли Маяковского в современней России. У меня тогда не получилось на этот вопрос ответить, и он, конечно, об этом вопросе давно забыл. Но я отвечу сейчас. Я поняла этот вопрос как провокационный. Действительно, Маяковского в России сейчас мало читают, прежде всего потому, что вообще читают мало, но не только поэтому. В 90-е годы, когда модно было ненавидеть все советское и всячески его изничтожать, Маяковский попал под эту компанию. Пушкина она не коснулась, Блока коснулась отчасти, ну а уж Маяковский полностью изничтожению подлежал. Но я сейчас не об этом. Я ведь пишу воспоминания.


С Маяковским я познакомилась поздно. Я уже писала, что мой отец очень любил стихи, и все стихи, существующие на русском языке, написанные русскими поэтами или переведенные на русский язык, были у нас дома. За исключением Маяковского. Маяковского был один том, очень красивый, в переплете цвета топленного молока. В этом томе были сатирические стихи, опубликованные в периодической печати. Я прочла этот том с интересом два раза, но, конечно, Маяковский моим любимым поэтом не стал. Трудно полюбить поэта за сатирические стихи, написанные по конкретным поводам.
Кода я была в 7 классе, мне было 15 лет, у нас в школе появился новый молодой учитель Виктор Феликсович, он вел младшие классы. Но на переменках он стоял обычно в коридоре у окна с нашими десятиклассниками, и они о чем-то увлеченно разговаривали. К 10-классникам мы относили с обожанием, и, проходя мимо этой группы, я всегда старалась услышать, о чем же они говорят. И однажды услышала, что они договариваются после уроков собраться в зале, и Виктор Феликсович прочтет им лекцию о Маяковском. Виктор Феликсович сказал, что лекцию читать он не собирается и не станет, а они просто о Маяковском поговорят. Я после уроков поднялась в зал и села тихонько в уголочке. Все, что говорили, было очень интересно, но главное – там читали стихи. Читал Виктор Феликсович и все ребята, читали взахлеб, перебивая друг друга. Стихи меня совершенно поразили, ошеломили, как гром с ясного неба. Домой я шла, ничего не видя вокруг себя, в голове звучали стихи, необыкновенные, неслыханные, невероятные. На завтра я пошла в детскую библиотеку и взяла большой однотомник Маяковского. Дома я открыла его на «Облаке в штанах», прочла несколько строчек и побежала к своей главной подруге Люсе, она жила над нами на четвертом этаже, а мы на втором. Я прочла эти строчки Люсе, мы некоторое время молча смотрели друг на друга, потом я опять побежала домой, прочла еще несколько строчек и опять побежала к Люсе. Так я бегала вверх и вниз всю поэму. Почему я не осталась у Люси, и мы не прочли поэму вместе, не знаю. Наверное, я хотела читать ее в одиночестве, думала, прочту все, а уже потом почитаю с Люсей, но так не получилось. Полтора месяца я не отрывалась от Маяковского. Что-то со мной происходило. Мир изменялся, изменилось освещение, раздвинулся горизонт, появилось новое измерение. Мир усложнялся, и постигать это усложнение, все эти новые линии и формы было увлекательно, весело и немного страшно. Потом я получила открытку из библиотеки, что книгу пора сдавать. Я пошла в библиотеку, прижимая том к груди, и объяснила, что не принесла вовремя, потому что жалко было отдавать. Библиотекарша сказала, что она может мне книгу перерегистрировать, а потом еще перерегистрировать, что я могу эту книгу держать долго, потому что на нее нет спроса. И упоение продолжалось.
Как-то я опоздала в школу. У нас не разрешалось входить в класс во время урока, опоздавший должен был ждать в коридоре, а после перемены пойти на второй урок. Я ждала в коридоре у окна, ко мне подошла незнакомая, тоже опоздавшая девочка, и я сразу спросила у нее: «Ты любишь Маяковского?». Она ответила, что любит. Я спросила: «За что?». Я не помню точно, что она мне ответила, но из ответа я поняла, что действительно, любит и за то же, что и я. Из класса выглянул учитель и сказал, что мы громко разговариваем, мешаем вести урок. Мы решили подождать во дворе, ходили вокруг школы и говорили о Маяковском. Когда мы опомнились, начался уже второй урок. Идти на третий урок было уже глупо, и мы решили этот день прогулять. Гулять так гулять, мы поехали на Днепр, смотреть ледоход. Так что я могу почти точно определить дату этого разговора о Маяковском. Это был март 1940 года.
Продолжение.


  • 1
Маяковского сложно не любить, уж очень он талантлив.

Вот есть ткань водоотталкивающая, а у нас школьная программа была такая литературоотталкивающая: из всех произведений писателей-поэтов она всегда предлагала что-то плохо перевариваемое и трудноусвояемое. И если не случалось везения с хорошим учителем, то человек гарантированно получал отвращение ко всем русским классикам.
В год, когда "проходили" Маяковского, учительница у нас была никакая, и поэт запомнился мне только как создатель стиха "Прозаседавшиеся". Но на мое счастье, когда я училась в старших классах, вышла повесть Катаева "Трава забвения", вот Катаев-то и открыл для меня Маяковского. Тоже совершенно обалдела от "Облака в штанах", вот прямо насквозь меня пробил этот накал страсти и нежности. Но и все остальные его стихи: и гражданскую лирику, и сатиру - я стала воспринимать по-новому, определила Маяковского для себя как гения, и на всю жизнь он у меня им остался.

В старших классах мне попалась в руки книга Карабчиевского "Воскресение Маяковского". Книга очень неоднозначная и к Маяковскому у автора отношение сложное, но она показала мне другого Маяковского, не того, которым насильственно кормили в школе. Я тогда с удовольствием прочитала его ранние стихи.

Чудесная история с первым томиком Маяковского и соседкой с четвертого этажа - просто готовый кино-эпизод! Кто бы снял? :)

точно такое же было знакомство с Маяковским ))) вначале стихи, которые были в русле времени что ли и полное отторжение, а потом в 16 лет знакомство с его подлинной поэзией. когда каждая строчка трогает до слез. такое же обсуждение с подружками. и еще никогда не забуду, какая у нас была экскурсия в его музее на Лубянке. нас было человек пять не больше (это была школьная экскурсия, но пошло совсем мало человек). когда мы поднялись на самый верх, в комнату, где случилось самое страшное, экскурсовод начала плакать, и мы вместе с ней. а потом еще читала о нем "Точка пули в конце". это мой любимый поэт сейчас

Я Вас всегда с огромным удовольствием читаю. К сожалению не комме6нтирую, так как ленив. Именно сейчас я перечитываю Маяковского
А Вам огромное спасибо за Ваши посты, получаю огромное удовольствие

Энгелина Борисовна, большое Вам спасибо за рассказ. Вспомнила, как сама в юности была поражена лирикой Маяковского. До сих пор осталось впечатление о том откровении.
Одноклассник и друг моего 15-летнего сына недавно увлекся Маяковским. Говорит, что нравится энергетика его стихов. "Стихи о советском паспорте" выучил, еще кое-что. Потом смотрю, стал цитировать в соц.сетях по настроению вот такое:
"Девушкам
поэты любы.
Я ж умен
и голосист,
заговариваю зубы -
только
слушать согласись..."

"Брошки — блещут...
на́ тебе! —
с платья
с полуголого.
Эх,
к такому платью бы
да еще бы...
голову".


Edited at 2013-07-21 15:52 (UTC)

Алексей Навальный ответил на один из Ваших постов. Вы ответите ему?

Так Вы, оказывается, наврали нам тут с три короба! Значит, не было никакого борща?

Энгелина Борисовна! Вы опять в центре скандала с этим Навальным! Сейчас набегут его тролли... Не обращайте внимания. Вы же все помните. И не таких переживали...

Не знаю, я училась в школе именно в 1990-е годы, и к Маяковскому меня приобщила как раз учительница по литературе. Её звали Лаврова Нина Владимировна. (Будете смеяться, но на её уроках мы и Чернышевского обсуждали взахлёб!) А в конце четверти она устроила костюмированный вечер читки стихов Серебряного века. У нас были столики "футуристов", "символистов" и "акмеистов". Одна девочка очень смешно изображала Северянина :-)

Сказочная была учительница. Повезло Вам...
Но почему смеяться над Чернышевским? Я с превеликим вниманием перечитываю "Что делать". Слушайте, ведь полная, полетная, свобода письма! "Пишет, как он дышит". И еще: как не заметили, что в сем романе - полнейшее отсутствие чопорности, эротика пирует? А вот вникните! (Интересно, замечают ли сие старшеклассники?)

ой, я ссылку кинула на свою статью про Чернышевского, а журнал её в спам отправил.

А я получила двойку за то, что отказалась писать сочинение на тему " За что я люблю Маяковского". Я попросила несколько изменить тему, например, "Что мне нравится и что не нравится в стихах Маяковского". Считаю его творчество не равнозначным, а словотворчество не всегда оправданным. А вот поэмы его очень хорошо запоминались и ритм был интересен. Я всегда стеснялась читать стихи наизусть при всех. Но однажды, когда меня попросили у доски почитать отрывок из поэмы, я забыла про страх и так увлеклась... . Остановилась я в полной тишине, а учитель сказала, что не ожидала такого чтения от меня.

Мне подруга замечательно читала - в университете уже - "Лилечке. Вместо письма". Для меня было самое большое удовольствие - упросить ее прочитать это снова. Лучший стих о любви.

Правда. Энергетика просто чудовищная. Только у Блока подобная.

  • 1