Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Завтра первый день войны. По поводу комментариев. 2

Дорогие френды, возможно этот пост лишний. Мы вроде бы все обсудили, все кто хотел высказаться, высказались, все точки зрения представлены, никто никого ни в чем не убедил, как это обычно бывает в таких дискуссиях. Можно было бы и закончить разговор. Но у меня ощущение, что остались какие-то недоразумения  между нами, которые следует разъяснить, да и на обвинения в мой адрес, которые кажутся мне несправедливыми, хочется ответить.
Уважаемый status_constr, я действительно заподозрила, что в глубине души, может даже неосознанно, вы Сталина все-таки признаете, рада, что ошиблась. Я готова вам принести извинения. Вся блогосфера знает, как я вас уважаю, но, кажется, в извинениях нет надобности, вы сами себя защитили, не стесняясь в выражениях, и, на мой взгляд, даже превысили предел необходимой самообороны.
Что же касается финской кампании, то я по-прежнему считаю, что для Сталина в ней не было никакого риска. Не думаете же вы, что Финляндия могла отхватить часть Советского Союза? Риск был только для бойцов и их матерей, и потери были действительно огромны, но Сталина это мало тревожило. Вы правы, Сталин недооценил противника и переоценил свою армию. Он был уверен, что его огромная армия, которую он сам же обезглавил, лихо справиться с кучкой белофинов. Думал, что с Финляндией будет то же, что с прибалтийскими государствами. Он вовсе не считал это авантюрой, ему казалось, он действует наверняка.

Я совершенно не понимаю, при чем тут христианство, что в моем тексте есть такого, что противоречит этой религии.
Уважаемый basurman_71, (кстати, почему у вас такой ник? Неужели вы татарин или не русского бога человек? Вот это была бы неожиданность) то, что сказал Хрущев на XX съезде, я знала за 20 лет до его доклада, точнее за 19, и знала это не я одна. В нашей стране не было семьи, которой бы не коснулись репрессии, если не родных, то знакомых репрессировали. Репрессии коснулись и  коммунистов, и кулаков, и интеллигенции, и рабочих. Если в вашем роду нет репрессированных, то ваш род исключение, а может они все-таки есть, но вы этого не знаете или не хотите знать. Даже если ваши родные писали доносы или сами осуществляли репрессии, были палачами, то и это безопасности им не гарантировало. Хрущев только обобщил то, что и без него было всем известно. Мы увидели масштабы, общую картину, которой не видели потому, что каждая семья молчала о своих репрессированных.
Вы правы, договор был о ненападении, но если не судить по букве договора, а по его духу, то при той ситуации он означал поддержку Гитлера в его территориальных притязаниях. Конечно, договор вступил в силу с момента ратификации, и я только хотела сказать, что смысл этого договора стал понятен через несколько дней, когда Германия напала на Польшу. Что же касается западных украинцев, которые получили 2 года отсрочки, то спросите у них, нужны ли были им эти 2 года. У нацистов была иерархия наций, и в этой иерархии украинцы стояли выше русских и поляков. Что же касается Польши, которая «шакал Европы», то, конечно, по сравнению с более сильными государствами, более крупными хищниками, львом и волком, она выглядит как шакал, но не ее в том вина. У меня к Польше другое отношение. По своей узкой специальности я полонист, занималась современной польской литературой, переводила с польского. В частности, перевела дневники Януша Корчака. Перевод был опубликован, книжка пользовалась большим успехом. Польскую ситуацию я вижу изнутри. Польша была разодрана на части более сильными государствами, и надолго лишена независимости. Обретя независимость после Первой мировой войны Польша хорошо помнила, кто ее враги, и понимала, что этой независимости она может лишиться, что и произошло. Все, что делала Польша, она делала ради сохранения независимости, и это можно понять. В 1960-е годы Россия была влюблена в Польшу. Интеллигенция научилась читать по-польски, польские периодически издания в московских киосках были нарасхват, на польские фильмы всегда стояли очереди. Поляки показали нам, как можно быть свободными в несвободной стране, у них в этом был большой опыт.
Относительно немецких подводных лодок. Япония напала на США 1941 году, но вы ведь не думаете, что эта идея в головах японской военщины возникла внезапно и тотчас же была реализована. Войну планировали, к ней долго готовились, а ось Берлин-Токио, вы сами об этом косвенно упоминаете, сформировалась задолго до этого.
Что касается помощи Сталина республиканской Испании - это особая тема. Я узнала в подробностях совсем недавно из воспоминаний Оруэлла, он  там был. Я поняла, что Сталин воспользовался тем, что антифашисты всех стран собрались в одном месте, чтобы расправиться со своими противниками, отнюдь не фашистами. Коммунистов-троцкистов Сталин ненавидел больше, чем  фашистов, а Троцкого - больше чем Гитлера и Муссолини вместе взятых. Сталин вообще главными своими врагами считал коммунистов, не признавших его главным вождем мирового пролетариата и позволявших себе хоть малейшие сомнения в его правоте в каком-либо вопросе. Оруэлл рассказывает, что в Испании те коммунисты, которыми руководил Сталин, главным образом вели войну не с фашистами, а с анархистами и всяческими уклонистами от сталинской линии. Против анархистов велись настоящие военные действия с использование артиллерии. Свои воспоминания Оруэлл иллюстрирует фото- и кинодокументами. Читая знаменитый роман Оруэлла “1984”, я понимала, что в основе лежит восточная, наша модель тоталитарного государства, и удивлялась, как он, англичанин, смог так хорошо во всем разобраться. Когда я познакомилась с его воспоминаниями об Испании, мне все стало ясно. Почти все наши сражавшиеся в Испании и вернувшиеся в страну были репрессированы, во всяком случае, я не знаю ни одного уцелевшего. Сталин не хотел, чтобы здесь узнали о том, что происходило в Испании. Кстати, такой репрессированный за Испанию показан в популярном фильме «Председатель».
Недавно мне стал известен интересный факт, для меня неожиданный. Поскольку вы, вероятно, не смотрите канал «Культура», как русофобский, я вам об этом расскажу. Максим Горький, который последние годы жил под неусыпным наблюдением спецслужб, написал некий текст. Процитировать я вам его не смогу, но содержание излагаю точно. Он написал, что специалисты по механике рассчитали, если мерзкую блоху увеличить до размеров человека, то это будет самое страшное и опасное животное, так вот, Сталин и есть такая блоха. Зная о слежке, Горький, тем не менее, положил листы с этим текстом в ящик своего стола. Возможно, он не понимал, что каждое написанное им слово читается, копируется и передается куда следует. А, возможно, понимал и хотел, чтобы блоха прочла, не представляя себе последствий. А, возможно, он представлял последствия и хотел приблизить конец ставшей невыносимой жизни. Ясно, что этим текстом он подписал себе смертный приговор. Сталин и меньших проступков не прощал, а тем более нельзя было допустить, чтобы такое писал человек, к мнению которого прислушивается весь мир. В убийстве Горького объявили «врагов народа». Мне было ясно, что смерть Горького никому из врагов народа не была нужна, и я полагала, что убийства не было, что Горький умер от болезней. Теперь я думаю иначе. Признаюсь, меня удивило, что старик все-таки просек, разобрался с каким выродком имеет дело. А какие силы, сколько неглупых и небездарных людей занимались тем, чтобы замазать Горькому глаза, чтобы он ничего не разглядел и не понял. Поначалу это даже удалось. А сам-то Сталин ведь из кожи вон лез, чтобы охмурить, соблазнить старика. На очень слабом раннем произведении «Девушка и смерть» своей рукой написал: «Эта штука сильнее, чем Фауст Гете». Я восхищаюсь Горьким, и доклада Хрущева он не слышал, и прорабов перестройки в «Огоньке» не читал, а сам во всем разобрался.  Что значит великий художник.
То, что вы, уважаемый basurman_71, пишете, будто я оскорбляю участников войны, и они мне этого не простят, это совершеннейший вздор. Участники войны - мои родные, друзья, одноклассники - мои ровесники. Я сама принадлежу к военному поколению. Я свое поколение люблю. Я начала вести блог с целью рассказать о своем поколении. Я всех помню. Пока я жива, они живы во мне. Я хотела рассказать о них так, чтобы вы их поняли и полюбили, чтобы они стали частью вас, а вы передали это вашим детям. Я знаю, что героизма на фронте, да и в тылу было, достаточно. Зачем-зачем, а уж за этим в нашей стране дело не встанет. Я сама старалась быть достойной тех, кто сражается на фронте, и помогала им не щадя сил. Армию и народ упрекнуть не в чем. Вот только главнокомандующий нас сильно подвел, чтобы не сказать предал. Если бы он был другим, многие погибшие и на фронте, и в тылу остались бы живы, нарожали бы детей, и нас сейчас было бы больше.
Хочу сказать о «русофобах», окопавшихся на радиостанции «Эхо Москвы» и, конечно, вы полагаете, что они есть не только там, и всюду они делаю свое черное дело. Я думаю, что само слово «свобода» или, упаси Бог, «демократия» представляются вам русофобскими, а уж «права человека» это точно жидовская выдумка. Я даже слышала, что христианство «слюнявая космополитская религия», и русскому человеку негоже ее исповедовать. Я думаю, что те, кого вы называете русофобами, это люди, которые любят нашу страну разумной, деятельной и творческой любовью. Только такая любовь может принести пользу тому, кого любишь. Слепая неразумная любовь, опирающаяся на темные инстинкты, крайне опасна для объекта любви. Если бы идеи русофобов могли реализоваться, то в нашей стране началась бы хорошая жизнь, просто хорошая человеческая жизнь. Но не бывать этому. Патриоты не дадут. Бухнуть 23 триллиона (2 годовых бюджета страны) на военные расходы, обездолив при этом образование и здравоохранение – это у вас называется «подниматься с колен». Вам нравится сильная рука, вы испытываете наслаждение, когда она вас давит и гнет. Вы готовы жить впроголодь, держать впроголодь детей, плохо учить их и плохо лечить ради этого наслаждения, хотя вам кажется, что вы это делаете для великой цели.
В прочем, уважаемый basurman_71, я вам желаю всего хорошего. Так сложилось, что мы с вами в одной лодке, и выбираться из этой лодки я никуда не собираюсь. Мне лучше погибнуть с вами, чем спастись без вас, такая уж видно моя планида.
Дорогие френды, я вам обещаю, что больше мы к этим вопросам возвращаться не будем. Клянусь, гадом буду, вот век свободы не видать, если я еще когда-нибудь заговорю об этом.
Tags: 1941, Война, Исторические загогулины, Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments