?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
«Анна Каренина», фильм Сергея Соловьева. Актеры и роли. Анна. Продолжение 1.
tareeva
Мы в прошлый раз говорили о том, что между Анной и Вронским была любовь-страсть, такая, какую описал царь Соломон в Песни песней, и этот текст вошел в Библию. 300 жен было у царя и 700 наложниц, но того, что было с Суламифь, не было ни с кем. Песня песней — это великий и прекрасный гимн любви, может быть, главное произведение в этом жанре в истории литературы. Но мы знаем об этом из работ богословов, изучающих Библию, и из работ литературоведов, историков литературы. А также от наших друзей, которым посчастливилось прочесть Песню Песней в оригинале или в хорошем переводе.
К сожалению, переводы Библии на русский зык несовершенны, оставляют желать лучшего, и к Песни песней это более всего относится. Перевод полон таких перлов, как «Твои руки - золотые кругляки». Что значит в русском языке слово «кругляки» и чем особо привлекательны руки, похожие на эти кругляки – неясно.
Мой знакомый сделал подстрочник к Песни песней. Перевод он сделать не мог, поскольку он был не поэт, а архитектор. Когда я попросила его показать этот подстрочник, он отказался. Сказал, что в дословном переводе там получается много почти неприличного, почти порнушного. Меня это не удивило. Так бывает с высокой поэзией. Попробуйте пересказать своими словами, «презренной прозой», стихотворение Пушкина «Нет, я не дрожу мятежным наслажденьем…». Вряд ли вы решитесь сделать это вслух в застольной или вообще в дружеской беседе. Но это отступление.

Толстой считает, что страсть, физическое влечение между мужчиной и женщиной – это окончательное зло. И плохо не только то, что Анна нарушила священные обеты, что она, выбирая между чувством и долгом, выбрала чувство, плохо то, что она вообще испытала это чувство, и поддалась ему. Герой рассказа «Дьявол», о котором мы говорили, не нарушал никаких обетов и никакого долга, он был свободный молодой человек, и женщина, с которой он был, хотя и была замужней, но муж ее уехал из села, почти в нем не появлялся, и предоставил жене свободу, которой она широко пользовалась. Так что молодой барин никого не соблазнил и не совратил. Тем не менее, то, что было между ним и этой женщиной, годы спустя разрушило его счастливый брак, его жизнь и его самого.
Наташа Ростова однажды готова была поддаться этому чувству, если бы ей не помешали. Ей помешали, не случилось. Но и того, что было, оказалось достаточно, чтобы разрушить любовь между ней и Андреем Болконским. Князь Андрей не смог ей простить несовершившуюся измену.
Можно предположить, что к влечению между мужчиной и женщиной в законном браке, страсти между мужем и женой, Толстой относится иначе. Но это естественное предположение не находит подтверждения. В произведениях Толстого есть много супружеских пар, счастливых и несчастливых, но нигде не сказано, что страсть была в этих браках, и что она имела значение. Толстой – целомудренный писатель, и для него невозможно написать выразительную эротическую сцену. Но это вовсе не нужно, достаточно намека. О том, что было между Ромео и Джульеттой, мы узнаем по тому, что Джульетта не может поверить, что уже утро. Вот не верит, и все тут: «О нет, то не рассвет, и не жаворонка голос…». И по одному этому мы понимаем, какой была ночь.
Я хочу немного поговорить о страсти, заступиться за нее. Толстой считает, что страсть может быть только разрушительной силой, а созидательной быть не может. Но многие знают, что бывает такой уровень страсти, когда тело становится душой, а душа телом, когда есть ощущение, что отрываешься от земли. Именно в этом состоянии человек богоподобен и богоравен, и Бог делится с ним своей творческой силой, отдает ему частицу этой силы, и человек может сотворить человека.
Здесь же я хочу немного заступиться за Вронского. Толстой к нему беспощаден, потому что именно он в романе является главным носителем этой заразы. О нем, бедняге, в комментариях никто доброго слова не сказал. Это ведь Толстой нас так заморочил. Он написал о Вронском только правду, он вообще всегда пишет правду, но каким-то образом сумел сделать так, что и достоинства Вронского мы воспринимаем как недостатки. Например, его белые зубы нам кажутся отталкивающей чертой его внешности. А ведь мы прекрасно знаем, что здоровые зубы – непременный атрибут красоты. Или, например, занятие Вронского живописью. Толстой это высмеивает. Рядом с Вронским появляется профессиональный художник, и мы глазами этого профессионала смотрим на беспомощные попытки Вронского создать что-то в искусстве, и воспринимаем эти попытки как что-то дурное, чудачество праздного барина. Кстати, так же мы относимся к литературным опытам Анны. Но ведь сам Толстой был таким же барином. И он не только писал, но и землю пахал, и сапоги шил. И все это очень всерьез и с успехом. Но почему-то Вронскому он в этом отказывает.
Если честно говорить, я возражаю Толстому с позиций теоретических, идеологических. А сама-то я жила прямо по Толстому, и вовсе не под его влиянием, а потому что это мне свойственно. Страсть всегда пугала меня. Я не трусиха, не боюсь смерти, боли, несчастья, но всегда боялась хоть на мгновение потерять контроль над собой, попасть в зависимость. За свою длинную жизнь я дважды оказывалась на краю этой пропасти, заглядывала в омут. И чувствовала, как внутри меня из какой-то бездны, о существовании которой в себе я даже не подозревала, поднимается темная сила, и вот-вот случится так, что я не смогу с ней справиться. Я позорно бежала от этого. Я вовсе не ставлю себе этого в заслугу. Я до сих пор не знаю, радоваться этому или сожалеть. Давид Самойлов писал:

О, как я поздно понял,
Зачем я существую!
Зачем гоняет сердце
По жилам кровь живую.

И что порой напрасно
Давал страстям улечься!..
И что нельзя беречься,
И что нельзя беречься...


Давид Самойлов понял, что не надо бороться со страстями, и что нельзя беречься, а о себе я все-таки этого сказать не могу. Я, пожалуй, скорее рада, что прожила жизнь так, как я ее прожила.
В отношении Толстого к физическому влечению мне чудится почти что извращение. Вспоминается секта скопцов. Если Толстой не ратовал за оскопление, то только потому, что понимал необходимость продолжения рода. Но, похоже, что супружеское ложе для Толстого – не место для любовных игр, наслаждения, а место для сурового исполнения супружеского долга. Такая позиция Толстого, в сущности, бунт против Природы, её закона. Он, вроде бы, восстаёт против телесного во имя духовного, против земного во имя Бога. Но если вдуматься, то это восстание и против Бога. Нельзя, защищая Творца, критиковать его творение.
Анна была обречена на гибель еще до того, как была написана. Еще до романа возник эпиграф: «Мне отмщение, и аз воздам». И воздаяние было страшным. Самоубийство – самый большой грех. Это полное отпадение от Бога. Считается, что этот грех не может быть прощен.
Но Толстой реалист, и Анна не могла покончить с собой только потому, что он этого захотел, только ради утверждения его концепции. Что касается причин и следствия, то у Толстого с этим все очень серьезно, не подкопаешься. Все, что происходит с его героями, всегда можно объяснить и причинами социальными, и причинами психологическими, и даже причинами физиологическими.
Как же это все сошлось в истории Анны?

Продолжение следует…

  • 1
"О нем, бедняге, в комментариях никто доброго слова не сказал"
Я сказала и даже немного поспорила. Обидно. Не за себя, за Вронского.)

Совершенно потрясающий текст получился. Очень перекликается и с моими мыслями на эту тему, но куда глубже. Трагедия еще и в том, что Толстой, будучи классиком, загнал под кожу нации эту свою идею о грешности и грязи телесной страсти. И это чувствуется до сего дня. Когда я попала за границу, ощутила разницу в этом всем существом. Там это - естественное и натуральное человеческое свойство и потребность. Пуритан немного. А когда секс в течение многих веков топчут в грязи, он становится уродливым в сознании людей. И Толстой приложил к этому свою талантливейшую руку, увы.

Вообще, это в нашем характере - у нас всегда "секса нет") - Пушкин и Бунин (Набоков - уже не наш) - исключения, подтверждающие правило. Толстой - наиболее полное воплощение нашей философии бытия. Православие ли, климат, - это уже второй вопрос, главнок - понимание духовности как бестелесности.

Интересно, что вся борьба Толстого с телом - от его дневников до Крениной, Крейцеровой сонаты и пр. - плюс педантизм литературного стиля - прекрасно иллюстрирует качества знака Девы, в котором Лев был рожден.
Что касается - пойти у страсти на поводу или удержаться - это тоже не в воле человека, - у каждого психотипа - своя судьба. Травоядность и плотоядность так же не чужды человеку, как и животному миру.
А вот Песнь песней - подстрочник - было бы интересно почитать - а еще интересней - опубликовать в нашем журнале "Бельские просторы" - я серьезно.

Я за Вронского!
Что бы у него ни было в голове, когда все начиналось - он абсолютно последователен и честен, следует своим чувствам, делает реальные шаги, чтобы быть рядом с Анной, оставляет карьеру и ссорится с родственниками, хочет, чтобы Анна развелась, собирается жениться.
Вронский совершенно безупречен.

В этот то и беда ). Нам не нравятся идеальные и совершенные. Толстой прекрасно знал это и сознательно воспользовался. Хочешь вызвать неприязнь к человеку? Не упоминай его недостатки и вуаля.

Edited at 2013-04-27 17:01 (UTC)

Главное, что он Анне понравился:)

Еще бы! Она то как раз Вронского идеальным не считала. Её и привлекло в самом начале их отношений все то, что она считала в мужчине недостойным.

Хм. Надо же. У меня совсем не сложилось такого впечатления. Мне казалось, что физическая страсть ее может отталкивать и привлекать одновременно, а сам Вронский - как человек, который на эту страсть провоцирует.

Вронский и был для нее воплощением запретной страсти. Всего того, что за этой страстью кроется - омут для приличной замужней женщины ) Отсюда ее попытки увильнуть, оттолкнуть его от себя, пока еще могла с собой совладать. Это я очень упрощенно излагаю свою концепцию отношений А и В, но Вы же понимаете о чем я говорю.

Я очень хорошо понимаю, да:). Мне кажется важным, что общественное, так сказать, мнение, было такого, что реализация своей сексуальности являлось омутом для неважно какой женщины, если не повезло выйти замуж за того, кого она действительно хочет.
Моя концепция отношений А и В заключается в том, что Анну сгубило общество, причем именно потому, что она была честнее многих и не желала вести двойную жизнь.

Edited at 2013-04-28 16:10 (UTC)

Безусловно, общественная лицемерная мораль сыграла свою печальную роль в судьбе Анны.

У него есть по крайней мере один недостаток: он отправился вслед за Анной в Петербург, эгоистично подчинившись своему желанию. Зачем поехал? Она была замужем, но ему не пришло в голову, что это препятствие. В его среде оно препятствием и не считалось.

Я, собственно, оговорилась про самое начало. С другой стороны, мог ли он предвидеть - Бетси Тверская живет себе отлично с любовником, и все нормально. В том-то и дело, что когда ситуация стала разворачиваться совсем не так, как можно было ожидать, он не струсил, не сдал, взял на себя ответственность и насколько мог, с Анной ее проблемы разделил.

Замечательно, как всегда. Жду продолжения.

Во-первых, самоубийство, осуждается теми, кто не так прочитал библию. Пишу с малой, а не заглавной, потому что динозаврики, жили задолго до этих "запретов". Вопреки Вашему мировоззрению. жили, а Ваши ... ... ..., пишут, что это всё - Подделки.
Не задумывались, случайно, почему до сих пор, идут межрелигиозные войны? Недавние, братья, на марафоне... Что хотели доказать? Что Вашего... нет? Либо, совсем Контольный вопрос: почему РПЦ до сих пор не перешла на приемлемый календарь?
Возможно, в Вашей среде, и найдутся. "учёныши", которые и помогут Вам, только за МКАДом, есть мнение, что потеряют 13 дней от подарков...
Не верите?
А хоронить, убийц - воров, на первой кладбищенской линии, это как?
Впрочем, хотел бы стать Вашим другом, только...

Все так. Но Толстой не зря боялся страсти, она бы его разрушила, поскольку не вмещалась в его представления о правильном и допустимом. Хотя, не исключен вариант, что если бы Толстой позволил дать волю своим страстям, то непременно наполнил бы их ощущением присутствия божественного. И, не исключено, что он заново открыл бы Тантру. Тогда духовная жизнь России и ее окрестностей могла бы обогатиться новым интересным направлением ))

Я вынесла в своё время из Толстого, что порядочная женщина не может хотеть мужчины, она может только уступать ему, из любви к нему терпеть физическую близость. И когда на меня накатила страсть( однажды в жизни), я думала в своё оправдание: Для чего-то же бог создал отдельно мужчину и отдельно женщину?
И не было ничего тёмного, ничего низкого...музыка это была.
Про Анну я когда-то думала, что её страсть и её жертвы были так велики , что обыкновенная человеческая любовь Вронского уже не могли её удовлетворить.

Заблуждения Толстого были в те времена общим местом. Викторианская мораль проcто вменяла фригидность всякой приличной даме. Считалось, что оргазм испытывать свойственно лишь шлюхам. Real ladies don't move.

буквально в этом году я узнала Толстого с этой неожиданной стороны. по совету друга прочитала "Смерть Ивана Ильича" и заодно (все в одном томе) прочитала "Крейцерову сонату", о которой была наслышана, и...по случайному выбору "Дьявол" был следующим. И как раз в это же время посмотрела "Анну Каренину" с Кирой Найтли. Я в шоке. Я по специальности врач-психиатр, и меня не покидало чувство что в "Крейцеровой сонате" и в "Дьяволе" страсти бушуют на уровне клиническом, я просто не могу по другому относиться к главным героям, только как к больным, одержимым людям. и в свете этих страстей и "Анна Каренина" открылась с новой стороны. удивляет - откуда у Толстого столь тонкое описание таких состояний. неужели он сам это пережил.

Вронский восхитителен в своей эгоцентричности и инстинктивности. Он следует своим инстинктам, он действует в своих интересах, соблюдая максимально настолько, насколько возможно, условности света. Вспомните описание Толстым того момента, когда он приводил в порядок свои дела - он рассуждал, кому обязательно нужно долги платить, кому можно совсем не платить и т. д. Даже свою часть имения, которую он первоначально отписал брату и его жене, он впоследствии вернул себе обратно, т. е. разрушив предварительную договоренность с ним. Не скажу, что данное свойство в каждой ситуации следовать своим интересам является для меня признаком идеального мужчины. И к концу романа было видно, что он очень устал от этих отношений. Если бы Анна не бросилась под поезд, на мой взгляд, все могло кончиться гораздо трагичнее. Он бы соблюдал приличия и даже женился бы на ней, но стал бы относиться к ней, как к своей матери - тихо ненавидел, но на людях терпел бы и был уважителен (это я уже фантазирую, простите меня!). Мне кажется, что какая-то трансформация происходит в нем, когда он уезжает помогать братскому (кажется, сербскому?) народу, в нем проснулось чувство вины, хотя до гибели Анны он от него так уж не страдал.
Толстой очень умело скрывает свое женоненавистничество (в отличие, например, от Шопенгауэра), женщина по Толстому должна жить в определенных рамках, а любящая и страстно любящая женщина стремится растечься, раствориться в любимом мужчине без остатка, до последнего быть с ним. Именно поэтому, на мой взгляд, удрал от жены - в том числе хотел поставить ее в рамки, хотел сделать ей больно. Сделал. Этого растворения хотела и Анна, но Вронского стало тяготить это. Только Достоевский говорил об этой стороне женщины, видел ее темные стороны, прощал их. Иногда думаю, что сделал бы Толстой с Настасьей Филипповной, если бы он писал братьев Карамазовых!

Очень интересный коммент, спасибо большок. Со вторым абзацем вообще согласен двумя руками. И история с долгами Вронского - хотя понимаю, что он жил в условиях другой морали, других общественных отношений - для меня всегда являлась настолько отталкивающей. что накладывала отпечаток на все последующее восприятие.

Настасья Филипповна всё-таки героиня Идиота.

спасибо огромное, верно! Идиота! ))) у меня почему-то всегда путаются герои данных двух произведений, как будто они герои одного романа...

Просто Толстой с возрастом сильно изменился. Прочтите рассказ "Два гусара", который он написал в возрасте 28 лет (кстати, отличный, очень люблю), там и близко нет осуждения плотской любви.

  • 1