?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
«Анна Каренина», фильм Сергея Соловьева. Актеры и роли. Вронский.
tareeva
После Стивы очень уместно поговорить о Вронском. Это разговор, кроме всего прочего, и о том, как гений может быть несправедлив, и о том, что гений всегда прав.
Известно, что роль Вронского Соловьев предлагал Андрею Руденскому, Сергею Безрукову (тот отказался, потому что в это время был занят Есениным, и это для него было важнее) и, наконец, пригласил на эту роль Ярослава Бойко. Получается, что Соловьев предлагал эту роль трем совершенно разным актерам, разным личностям, актерам, для которых характерны разные способы внешнего выражения внутренних состояний. Выходит, что у режиссера не было четкого представления о том, кто же такой был Вронский. Вронский Ярослава Бойко вызывает у зрителей даже большее неприятие, чем другие персонажи романа. Я не склонна винить Ярослава Бойко. Я вообще человек снисходительный, а к привлекательным мужчинам снисходительный вдвойне. Ярослав Бойко всюду одинаков, и каков он, Соловьеву было хорошо известно. В нем нет ничего от русского аристократа, блестящего светского человека, гвардейского офицера, любимца всех товарищей.

В отличие от людей светских, каких мы видим в русской классической литературе, светские люди в изображении Соловьева отличаются тупой звериной серьезностью, и во Вронском это выражено наиболее ярко. С таким выражением, которое не сходит с лица Ярослава Бойко от первого до последнего кадра, появиться в светском обществе вообще было невозможно, совершенно немыслимо, исключено. Если бы в свете появился человек с таким выражением лица, то все остальные только тем бы и занимались, что делали вид, будто этого не замечают. Светский человек следил за своим лицом. В свете требовались изящество, грация, ироничность, остроумие, блеск и некая искрометность что ли. Вронский был профессиональный светский человек и вел себя соответствующе.
Вообще, Соловьев Ярослава Бойко подставил по полной. В фильме нет эротической сцены Анны и Вронского, а о том, что произошло между ними, мы узнаем, глядя на обнаженный зад Ярослава Бойко. Дерзкий, вызывающий этот зад вырастает до значения символа, не понятно, правда, символа чего. Если бы любовники были геи, то смысл этого зада был бы ясен, но здесь мы имеем дело с традиционной сексуальной ориентацией. Возможно, голый зад Бойко – это символ греха как такового. Если так, то это счастливая художественная находка. Правда, совершенно чуждая художественному методу Толстого.
С Вронским у Толстого сложные отношения. Непонятно, в чем Толстой обвиняет Вронского, и за что он его не любит. Но что обвиняет и не любит – это очевидно. В отличие от Анны, Вронский никому не изменил, никого не предал и не бросил. Он, свободный человек, полюбил женщину, которую невозможно было не полюбить.
Сам Толстой по-мужски неравнодушен к Анне. Существуют разные точки зрения на то, кто является прототипом этого образа, но, кто бы ни был прототипом, создатель все-таки Лев Толстой. В его отношении к Анне есть что-то от отношения Пигмалиона к Галатее, и у меня ощущение, что он немного ревнует ее к Вронскому.
Вообще, на образе Вронского в романе очень многое завязано. И не только в этом романе, а вообще в творчестве Льва Толстого. У меня сложная история отношений с Толстым. В первой половине жизни, лет до 35, мое отношение к Толстому можно охарактеризовать как богоборческое. Когда читаешь Толстого, то оказываешься полностью у него в руках, не вырваться. Будешь любить то, что он любит, и осуждать то, что он осуждает. И со мной так было, но, отложив книжку, я начинала злиться на Толстого. Наиболее понятно это можно объяснить, рассматривая образ Вронского. Вронский красив, умен, порядочный человек и очень обаятелен. Он настолько обаятелен, что, когда сталкивается с людьми, на которых его обаяние не действует, например, с князем Щербацким, то очень удивляется. Анну он полюбил, и это настоящее большое чувство. Ради Анны он отказался от карьеры, вышел в отставку, а служба была для него не только карьерой, полковое товарищество имело для него большое значение, занимало место в его жизни, он наслаждался им. Первая встреча его с Анной, знакомство на вокзале, сразу все определило. Анна протянула для рукопожатия ему руку, а потом он смотрел в окно, как она обнимает Стиву и разговаривает с ним, понимал, что разговор брата и сестры не имеет к нему никакого отношения, и от этого ему, почему-то, стало больно, хотя они были знакомы всего несколько минут. И вдове раздавленного поездом сторожа, которую пожалела Анна, он отвалил целых 200 рублей. Огромные деньги, ведь за 6 рублей тогда можно было лошадь купить. Когда Анна погибла, Вронский не полюбил другую женщину, не искал и не нашел утешения в объятиях новой возлюбленной, он поехал на войну в надежде быть убитым.
Толстой – маг и волшебник. Описывая Вронского, он каким-то образом делает так, что, несмотря на все достоинства молодого графа, читатель испытывает к нему легкое физическое отвращение. Совершенно не понятно, какими средствами это достигается, но достигается.
В чем же виноват Вронский, и почему Толстой так его не любит? В Евангелии от Матфея сказано: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит». Вероятно, Вронский для Толстого и есть тот человек. Грех, который совершила Анна, для Толстого - страшный грех, нравственное преступление, но если бы не Вронский, то этого бы не случилось.
В связи с Марией Болконской в «Войне и мире» Толстой говорит о страдании души, обремененной телом. Вот это то, что Вронскому совершенно недоступно, он даже понять этого не смог бы. Хотя от Наташи Ростовой Толстой ничего подобного не требует, он любит ее вполне гармоничной, без противоречия между телом и душой. В отношении к Вронскому проявляется некоторое толстовское изуверство, которое в молодости я не могла ему простить. Вронский – это контрапункт моих давних противоречий с Толстым.
Похоже, что Толстой упрекает Вронского за то, что духовная сторона жизни не представляет для него интереса, за некую душевную неразвитость. Стива, у которого перед Вронским в этом плане вроде бы нет никаких преимуществ, упреков у Толстого не вызывает.
Но Соловьеву, конечно, ни до чего этого нет дела. Нравственные искания Толстого и его сомнения режиссеру чужды и неинтересны.
Хочу обратить ваше внимание на то, что творчество Толстого едино. В «Анне Карениной» уже есть предвестие «Крейцеровой сонаты» и предвестие «Воскресения» (об этом мы еще поговорим), а также отражение личной драмы Толстого.
Продолжение следует…

  • 1
А как Вы относитесь к остальным экранизациям "Каренииной"? Что-то было что понравилось?

Фильма не видела , наверно, и не буду смотреть. Но Ваше прочтение Толстого интересно мне, жду продолжения. Пока читаю и киваю...

(Удалённый комментарий)
Стива - единственный персонаж романа наделенный чувством юмора. Которого был практически лишен сам Толстой.

(Удалённый комментарий)
Не всегда. Персонажей Достоевского вряд ли можно назвать образцами душевного здоровья, но вот чувством юмора многие из них наделены. Иногда даже гротескно.

Не знаю... Меня Вронский не привлекает, абсолютная целлулоидная, глянцевая красота, человек "с крепкими белыми зубами". Вы обращали внимания, что как только Толстой подходит к описанию Вронского, он всегда в первую очередь говорит о его зубах. Зубы - главная деталь его портрета. Даже, когда мы видим его в последний раз на перроне, уезжающего в Сербию опять Толстой описывает его состояние через зубы. "щемящая мучительная боль крепкого зуба". Словно главным в его организме было не сердце, а зубы.
А эти его правила согласно которым он жил: "нужно заплатить шулеру, но портному не нужно; лгать не надо мужчинам, но женщинам можно; нельзя прощать оскорблений, но можно оскорблять и т.п." Он напоминает мне рептилию, бессердечную, бездушную, хладнокровную. Особенно отвратительно, когда он берется за живопись и воображает себя успешным художником. По-моему он совершенно гадкий человек. И Лановому, надо сказать, роль эта вполне удалась.

Я хотела еще немного сказать про Анну. По-моему, очень сложно подобрать актрису, которая органично сыграла бы эту роль. Это должна была бы быть какая-то особая актриса. И читая этот роман, я всё время пыталась отыскать в голове этот образ. И знаете, где-то к середине книги я поняла Татьяна Доронина (не важно что блондинка) но движения, жесты, интонации, сама её органика по-моему именно такая. Все другие актрисы пытаются играть сумасшествие, истерику - Доронина бы прожила эту жизнь, как свою собственную.

Это правила не его. Это правила круга, в котором он жил. И Толстой об этом пишет.
Нет сердца?
Человек отдал часть своих доходов брату, потому что у того была семья и жена бесприданница.
Да и - деньги погибшему, не думаю, что он этим хотел понравиться Анне, он смутился, когда выяснилось, что он дал деньги.
Он хороший друг, хотя по происхождению он выше своих полковых товарищей, никогда перед ними не заносится и они его очень любят.
Остальное в посте написано.

Спасибо за пояснения. Восхищает ваш деликатный тон. Очевидно, вы так прониклись миром романа и его нравами, что переняли эту изящную манеру излагать.

Вот как вы точно про зубы подметили, я все думала, что меня в описании Вронского смущает - точно, описание его зубов Толстым. Все сразу становится на свои места. Похожие ощущения у меня были от набоковской Лолиты. Какое-то время книги сочувствуешь Гумберту Гумберту, но как только доходит до описания его рук в сравнении с руками бойфренда Лолиты, то сразу понимаешь, что ГГ - грязное похотливое животное прежде всего, которое никак не может унять свою страсть. И эти два персонажа у меня из одного ряда - ГГ и Вронский. Вронский тоже животное - красивое, достойное, отлично приспособившееся. И Толстой ненавидит Вронского и потом ненавидит Каренину за то, что он разбудил в ней все животное, он просто со сладострастным издевательством пишет как деградирует Анна, как она становится истеричной, инфантильной, перенимает все приемы женщин легкого поведения (влюблять всех в себя) и в стиле "назло маме отморожу уши" бросается под поезд. И здесь неизбежно все перекликается с Онегиным - ведь Татьяна смогла отказаться от Онегина, хотя, несомненно, она продолжала его любить. И за это Толстой любит Татьяну и презирает Анну. Хотя Онегин и Вронский очень похожи, даже по внешним описаниям.
Вообще у меня складывается впечатление, что заглавная линия Каренина-Вронский на самом деле не самая главная. Она написана для дам, которых также выдали замуж и которые для себя наверняка хоть раз в жизни отвечали на вопрос - продолжать быть верной нелюбимому мужу или откликнуться на зов любви. Это как основная линия латиноамериканских сериалов, но для 19 века, это основа всех тогдашних любимых романов. Главными мне кажутся второстепенные линии - Кити-Левин и семейство Облонских. Отдельно линия - сам Каренин.
И во всем толстовском не удается избавиться от ощущения, что автор как-то принуждает своих героев действовать так, как ему надо, как-то все это марионеточно, герои не живут своей жизнью, как герои Достоевского, Гоголя, Пушкина. Все это напоминает одного русского монарха, который создал армию из мышей, сам ими управлял, устраивал суды, зачитывал приговор, наказывал и вешал. Противно. И Толстой мне противен особенно в Анне Карениной, но гениален, собака.
Энгелина Борисовна, пишите, обязательно пишите про русскую литературу!

"Похоже, что Толстой упрекает Вронского за то, что духовная сторона жизни не представляет для него интереса, за некую душевную неразвитость."

Пожалуй. Кажется, это единственный грех, который Толстой не может простить. Духовность и душевность для Толстого местами синонимы. Вернее, так, никакая духовность для Толстого невозможно без душевной тонкости, "развитости". Легко быть "правильным", если нечему быть "неправильным", если вместо души правильность и правила. А потому есть снисхождение Анне, хотя анатомия греха и его последствия, растление души, показаны филигранно. Есть снисхождение Стиве, есть прощение Наташе, убегающей с Анатолем, Марье, обижающей Соню, но нет прощения ни Каренину, ни Вронскому, ни Соне, вне зависимости от их греховности и безгрешности.


Какая же правильность у Каренина, у Вронского, у Сони? Страдающих, любящих, ненавидящих, жалеющих?
Может быть, Вера с Бергом, но они, вообще, карикатуры.

Всегда с большим интересом читаю ваши рассуждения, Энгелина Борисовна. О светскости, умении себя вести, разговаривать, двигаться, владеть мимикой пр., читала с восхищением. И то, что нашим актерам все это не то, что бы неподвластно. но даже неизвестно! - согласна полностью.
Скажите, почему с первых же кадров какого-то фильма, случайно увиденного на экране, я могу сказать: это наша экранизация (ну или стран бывшего соцлагеря) или стран Западной Европы?

На кинофестивале "Дубль дв@" Сергей Соловьёв объяснил: " Анна Каренина" - это своего рода "приложение" к фильму "2-Асса-2", только посмотрев обе картины зритель получает полную художественную информацию". ;(
Не пойму почему Ярослав Бойко не похож на светского человека и гвардейского офицера и какое должно быть "правильное" выражение лица у аристократа? То, что Соловьёв приглашал на пробы разных актёров вовсе не говорит о его некомпетентности в кинопроцессе. Почему голый мужской зад должен что-то символизировать? С каких это пор хороший мужской зад стал для женщин символом гомосексуальности :)) ?! Это дискриминация какая-то. Возмущён до глубины души :-)) В остальном очень квалифицированный разбор романа.

Вронский - это Толстой в молодости, вот этого он ему простить не может. И это объясняет ханжество Толстова второй половины жизни, ЛН решил, что в молодости он грешил, а теперь время покаяния. В обоих ипостасях его заносило через край, но, в результате, мы имеем гения :)

Полностью согласна, жду продолжения, не томите.

Я плохо знаю современных актеров, фамилия Бойко мне ничего не говорит. Вот посмотрела сейчас - вроде красивый актер, а в фильме почему-то такого впечатления не сложилось. Видимо, вы правы - в нем ни капли аристократизма не видно. Вронский должен быть лощёный, ухоженный, весь как картинка. Что поделаешь, аристократов у нас давно нет, с кого пример-то брать?
А голый зад - это... даже не знаю, как сказать... с одной стороны, унижение актера (оголяться ни с того ни с сего, когда по сюжету это не обязательно), с другой - смотреть неприятно. Понятно, что сейчас фильма без обнажёнки быть не может, но мизансцена очень странная. Зачем Вронский стоит спиной к Анне где-то там, в глубине комнаты, и в таком положении они говорят важные вещи? По любой логике, когда вы только что были бесконечно близки друг к другу, осуществили давно лелеемое желание, уходить с голым задом куда-то в дальний угол комнаты и говорить оттуда со своей любимой женщиной - это какая-то карикатура на всё. Меня эта сцена покоробила. Может быть, Соловьев хотел показать, что Вронский - это самец и более ничего? Ну да, показал. Я как раз подумала - вот ведь какой мощный самец. Крепкий мужчина, мышц и всего прочего целая гора.

А мне показалось, что Бойко пытался быть похожим на Ланового в этой роли. Но если и у Ланового Вронский вышел каким-то бледноватым, то у него и вовсе он никакой - этакий туповатый молчаливый здоровяк.

  • 1