Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

Исторические загогулины. История о фанатике одной идеи. Ответы на комментарии.

Дорогие френды!

Я хотела продолжить ленинскую тему с того места, где остановилась в прошлый раз, но я прочла комментарии к предыдущему посту и не могу удержаться, чтобы хотя бы на некоторые не ответить. О том, считаю ли я Сталина продолжателем дела Ленина и о том, что я не могу себе позволить так считать, потому что это значило бы «предать своих родителей и их друзей». Это не совсем верно. Я действительно считаю своих родителей и их друзей, все это племя, людьми, лучше которых не было, а сейчас тем более нет. Им ничего не нужно было для себя, они готовы были в любую минуту отдать жизнь за счастье других, и эта готовность была радостной, они считали ее своей особой судьбой, были счастливы и гордились ею. Я знала их лично, этот удивительный народ толпился у нас в доме круглые сутки, и никто не заставит меня усомниться в том, что они действительно были такими, какими я их помню. Но это не значит, что они не могли ошибаться. Они могли ошибаться, и признание их ошибок вовсе не означает предательства по отношению к ним. Им очень не повезло, им не довелось умереть за великое дело, их судьба была гораздо трагичнее, их уничтожил Сталин, выклевал по одному и сделал это так неожиданно, так ловко и так быстро, что они и сообразить не успели, что происходит.




Конечно же, я не считаю Сталина продолжателем дела Ленина. Последнее, что сделал Ленин – введение НЭПа. Сталин свернул НЭП и вскоре провел коллективизацию. Со свойственной ему наглостью и цинизмом Сталин называл коллективизацию ленинской, хотя то, что Ленин писал о кооперации, никакого отношения к сплошной коллективизации и к тому, как она была проведена, не имеет. При Ленине коллективизация была бы невозможна, она была бы невозможна также и при Дзержинском. Дзержинский был убежденный рыночник. Чтобы принять решение о коллективизации, нужно было дождаться смерти Феликса Эдмундовича.

При Ленине был введен партмаксимум, Сталин его отменил.

Для Ленина был неприемлем культ личности, я еще об этом скажу, Сталину он был необходим.
Я не сомневаюсь, что если бы Ленин был здоров и продолжал руководить государством, развитие государства пошло бы другим путем. В сущности, Ленин практически не участвовал в руководстве государством уже с конца 1922 года, когда в стране еще не кончилась гражданская война. Ленин не управлял государством в мирное время.

И еще одно отличие. Ленин любил, и был любим. Он любил прекрасную женщину, мы еще об этом поговорим, любил своих товарищей по партии и продолжал их любить даже после того, как идейные разногласия развели их. Ленин переживал раскол партии на Лондонском съезде как личную трагедию, и главным его противником на этом съезде был Мартов. Тем не менее, Ленин всегда хорошо говорил о Мартове, говорил, что это прекрасный человек, и что более чистого человека он не встречал в своей жизни. После Октябрьской революции Ленин пошел к Мартову, чтобы уговорить его уехать из страны. Мартов не соглашался. Ленин сказал, что, конечно, Мартов сделает так, как сочтет нужным, но сейчас в стране начнется такое, на что он, Ленин, уже не будет иметь влияния и не сможет помочь Мартову спасти его, когда революция обрушится на своих противников. Мартов уехал. Вскоре Ленин в парижской газете прочел статью Мартова с обвинениями в адрес большевиков. Несколько воспоминателей, присутствовавших при этом, рассказали, как Ленин обрадовался, увидев эту статью. Он восклицал: «Так вот же он! Жив еще, Курилка-журналист!», - и смеялся счастливым смехом.

Сталин не любил никого, и никто его не любил. Люди, знавшие его лично, работавшие с ним, общавшиеся с ним, боялись его и тайно ненавидели. Исключение составлял разве что кинорежиссер Михаил Чиаурели. Но его любовь к великому вождю вряд ли можно назвать любовью человека к человеку, это что-то другое. Вы, конечно, скажете, что Сталина любил и продолжает любить весь народ. Но вы не хуже моего знаете, что народ любит не реального Сталина, а прекрасный миф о великом вожде, который народ же и создал в меру своего величия и талантливости.

И не забудем, что Ленин написал: «Товарищ Сталин – нравственно инородное тело в рядах нашей партии». Очевидно, что нравственно инородное тело не может продолжать дело того, кому оно нравственно инородно.

Продолжение следует.


Tags: Исторические загогулины, Ленин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments